Сергей Стрельцов.
Елексей и другие стихи.

 

 

Елексей.
Сказка.

Посвящается Алексею Топычканову и моему прадеду Алексею Стрельцову, геройски погибшему во время Первой Империалистической Войны.
А также посвящяется детям Владимира Соловьева.

I
 Яко волны над Днепром
Чаши ходят над столом.
Гордый Киев днесь пирует.
Князь Владимир лишь тоскует:
Из князьев, из сыновей
Младший будет Елексей,
Нет в Отечестве удела
Для него- О худо дело!
Вот на чаше пьяной князя
Голубь сел, весь озаряся,
Весь как перл пучинных вод.
Голубь молвит: "Эй народ!
Эй ты княже, Солнце Ясно!
Что печалишься напрасно?
Не гляди да не зевай:
Елексея снаряжай
В дальний путь да по волнам:
Будет малый- Царь Царям!"
Гости чуду удивились.
Жаль дитя, но согласились.
 II
 С ним дружина в случай брани.
Вот шумят уж парусами-
Море плещется волной
В челн тяжелый боевой.
Вдруг на небе  потемнело,
Вкруже бурно закипело:
Буря встала на водах-
Как челном не управляли,
Как его не укрощали
Он разбился на камнях.
 III
 Елексей в брегу очнулся.
Встал неспешно, потянулся.
Вот к нему спешат невежи,
На него бросают мрежи,
Ловят и бранят, и бьют.
В чуждо царство волокут:
" Будет раб тебе, Царица,
Сей приблудный, что за птица
Мы не знаем про него.
Море выдало его."
Елексей от горя стонет,
Но Царице гордо молвит:
"Сам себе я господин.
Князь Владимиров я сын."
Все тому поудивлялись,
Но потом посовещались
И далечь по лону вод
Был отправлен муж забот.
 IV
 Киев гостю ужаснулся.
Вмиг от пира он очнулся,
Что тянулся целый год
И теперь еще идет.
Золота Послу собрали
За дитя и в путь послали.
 V
 Вновь над темными водами
Затрещали парусами
Пенногруды корабли,
Убегая от земли.
И по звездам и по птицам
Ищет человек царицын
Путь домой- и видит как
Блещут месяц и маяк.
Вот к царице он вернулся,
Елексею улыбнулся-
Выкуп за него отдал
И уснул, зане устал.
Молвит малому Царица:
"Знаю, что теперь за птица,
Для такого дело есть-
В деле том большая честь.
Есть здесь подземелье чудно,
Но пройти его ах трудно.
Но когда его пройдешь
В жены ты меня возьмешь."
Елексею не до дела,
Все дитяте надоело,
Хочет бедное домой.
Глядь вдруг голубь: "Милый мой!
Ты поди с тобой я буду.
Вместе подивимся чуду."
И дитя раскрывши рот,
Соглашаяся, идет,
Меч, кольчугу выбирает,
Подземелье отворяет,
С яркой восковой свечой
Исчезает за стеной.
 VI
 Видит зала перед ним.
Снизу благовонный дым
Поднимается по стенам.
Все светло, дивяся сценам
Елексей вдруг пред собой
Видит идол золотой:
Весь как призрак он прозрачен;
И глядит угрюм и мрачен
Лев двуглавый на него,
Гнев горит в очах его:
"Отвечай мне, что я значу
По уму иль на удачу!"
Молит голубя скорей,
Видя дело, Елексей:
"Что же он? Ах вспомни милый?"
Голубь молвит: "Сей- есть сила."
И, издав ужасный крик,
Лев исчезнул в тот же миг.
И, бояся отдохнуть,
Вновь они пустились в путь.
 VII
 В залу новую заходят.
Тоже перед ними вроде.
Вдруг с угрозою в очах
Вышел Змий о двух главах,
Весь из призрачного злата.
Говорит: "Привет, ребята!
Иль меня вам угадать
Или мне вас растерзать."
Елексей весь нем от страха,
Но призраку молвит птаха:
"Ты- Премудрость! Тот же миг
Змий, издав протяжный крик,
На воздусе растворился.
Снова княжич в путь пустился.
Голубь вылетит вперед:
Пролетит и позовет.
Долго ль скоро так идут,
Видят зала. Что же тут.
 VIII
 Все светло. Сквозь дым курчавый
Блещет идол величавый.
Сей- Орел с двумя главами-
Молвит он: "Как между вами
Буду не угадан я-
Не взыщите же друзья."
Голубь ввысь над ним взлетает
И оттуда возвещает:
”Власть- и твой двуличен лик.”
И, издав истошный крик,
Молнией в бесценный пол
Улетел лихой орел.
 IX
 В его месте не откуда
Новое явилось чудо-
Двуголовый человек,
Он из двух голов изрек:
"Я последняя загадка.
Разгадайте для порядка."
Голубь к идолу порхнул
И тихонечко шепнул:
"Человек всему привычен
Стал и он теперь двуличен."
Идол взорами сверкнул,
Стал туман и потонул.
 X
 Впереди открылась дверь.
Вон летят они теперь.
В церковь тут их снаряжают,
Там с Царицею венчают
Елексея. Наконец
Стал Царем мой удалец.

Мир читавшим. Сказка эта
Будет Вам в благие лета.
 

Преданье Местислава[1].

 Явилось чудо с чудом слава!
Оно преданье Местислава.

 Во время оно. Тыя дни
Мстислав удалый, муж победы,
Еще не пав на лоно Леты
Ходил на бранные огни,
Где бился с честью молодца
Во славу Бога и отца[2].

 В Тьмутаракани княжил он.
Его тревожили косоги[3],
Разя проезжие дороги
И мирну весь со всех сторон.
Набеги их отяготели
Над власть его и надоели.

 Редея их водил на бой.
Отважный горец черноокий.
Он взор свой страшный и глубокий
И полный бури роковой
Вознес на княжеское злато,
Престав от буйного разврата.

 И двинул воинов своих
И вот два воинства сошлися;
И разрушением зажглися
И помыслы и очи их.
Сраженье быстро надвигалось.
Пора кровавая насталась.

 Храня соратников вожди,
Решились в личный поединок,
Победе вверив жен, надыбок
И козны тучные свои.
Придвинулись! Звенят металлы,
Их жажда крови облистала.

 Ревут дружины. Страшный час.
Редедя близок стал к успеху,
Но храбрый князь- хвала доспеху!-
Он жив, он борется за нас.
И, жаром битвы разогрет,
Шлет Богородице обет.

 Пречистой им обещан храм.
И милость Божия наплыла:
Удар! в Редеде жизнь простыла.
Победа дарована нам.
О чудо! чудо Провиденья-
Покров в опасное мгновенье.

 Во время оно. Тыя дни
Был храм воздвигнут небывалый.
И путешественник усталый,
Издале зря кресты над ним,
За веком век прославил Бога
И победителя косога.

 Явилось чудо с чудом слава!
Оно преданье Местислава.
 

 

Дева И Медведь: ода.

 Над тихою струею вод,
В лесу туманном в час мороза
Сидела дева. Ей угроза
Мерещилась везде- и вот
Вознесся над пожухлым прахом
Медведь. Но чу!- измена в нем.
Склонился он к ногам ее
С почтеньем велим и со страхом.
"Послушай, дедушка медведь,
Зачем со мной так поступаешь"-
Взмолилась дева-"Ты же знаешь,
Что я боюсь тебя. Ответь!"
Увы! увы! Не знала дева
О бессловесных языке,
Медведь урча к ее руке
Склонил свое седое чрево.
Трикрат его благословив,
Она доверилася зверю:
"Веди меня домой- Я верю!
Кто полюбил тебя счастлив."
Медведь восстал- скрипели елки-
Мои герои через лес
Уж перешли, уж он исчез-
И с ним исчезли злые волки.
Перед деревнею, простясь,
Она медведя целовала:
"Прощай! я рада, что узнала
Твой нрав доверчивый и власть."



[1] Имеется в виду св. бл. кн. Местислав Удалой.

[2] Его отцом был св. бл. равноапостольный кн. Владимир Красно Солнышко.

[3] Косоги- предки современных чеченцев.