Сергей Стрельцов.

Избранные стихи из разных книг.

 

Из книги Бесполезные разговоры.

 

0025 Св. Матроне Московской.

Есть гроб. Там память сохранит

Все добродетели и совесть.

И дней неторопливых повесть

Блаженным возвестит пиит.

Она ушла. Она вернулась.

И Небо к нам вернулось с ней,

Чтоб всем достало лучших дней

И добродетель приглянулась.

 

0027

Изменчив мир иль постоянен,

Пределен иль предела нет—

Он для людей иль для комет?

Вопрос, однако, этот странен.

Лишь Бог один его решит,

Или решил во дни творенья.

И вера, пережив сомненья,

Их пересилит и затмит.

 

0037 (Памяти Схимонахини Антонии из Толгского монастыря)

Антония? Антоний Новый!

К себе внимательно суровый,

Ко всем доходчиво простой

И не издаст глагол пустой.

Сразиться с бесом. Вот задача

Для палача? Или для плача?

Жизнь пронеслась. Ее уж нет.

В ее гробу покой и свет.

 

Из книги Досужный Диван.

 

0014 - К приятелю за столом.
 Не будь Апицию* подобен,
  Да сохранит Господь тебя.
 А я лишь тем теперь доволен,
  Что не беру обжор в друзья.
 Не жаль мне вин, не жаль мне блюда,
  Делиться ими я готов,
 Но верь, приятель, не посуда
  Есть украшение пиров.
 Они красны уместным словом,
  Воспоминаньями о тех,
 Кого в веку моем суровом
  Любили радость и успех,
 Чей прах покоится недале,
  Чья память ныне всякий пир,
 О ком слеза в моем финале
  Падет во трепетный потир,
 Что закипит,  как речь младая,
  Как кровь, что в сердце старика
 Все гонит смерть, ее уж зная,
  Да не сдаваясь ей пока.
 И из бутылки завезенной
  Торговлей суетною нам-
 Нектар кровавый пьем и пенный
  Под цвет и датам и речам.
 ________
 * знаменитый чревоугодник времен Августа и Тиберия,  покончил с собой, проев два с половиной миллиона сестерциев,  упоминается Сенекой в XCV письме к юному Луцилию.

 

0015
У Кондорсе или Бюффона*
 Учись Российский депутат
Влиять на самый дух закона,
 На букву же его стократ.
Как прежде Неккер Мирабо
 Уж сказывал, что "есть в природе
Вещей и нравственность". Того
 Держись и ты в своем приходе,
Где молятся иным богам.
 Язычники Шатобриана
Все наши власти. Что же нам
 До их убийств, до их обмана!
 ____
*Можно почитать труды сенсуалистов, так называемых "Идеологов" - среди которых Кондильяк, а так же "Опыт вероятности решений, принимаемых в результате голосования" Кондорсе 1785, и "Опыт Нравственной Арифметики" Бюффона 1777.

 

0016 - Над Гробом Лейтенанта.
 Он был военный и читал
  Все, что досугами случалось,
 И книжке этой он отдал
  Одно мгновенье, что ж осталось?
 Воспоминать о нем счастливо.
 Его мы знали, что за диво?
  Иных его воспоминанье
 Еще пробудит в час ночной,
 И сладкозвучною слезой
  Падет во бездну мирозданья.
 
 0017
 Вдали холмы. На них лежат туманы.
  Багровая заря своим крылом
 Уже покрыла тихие поляны
  И спят они своим прохладным сном.
 Игуменья идет к воде с ведерком,
  Одной рукою девочку ведет,
 И все ей кажется в рассвете недалеком.
  Господь грядет! Господь грядет!
 Не слышен шаг их. Мирною походкой
  Они в ручей вступают луговой.
 Их теплый взгляд и радостный и кроткий
  Сливается с моей душой.

 

0018
Чуть луч упал- в поток нагорный,
 И гул стремнины прояснил,
Равнин задумчивых бесспорный
 И целодневный властелин-
Светило озарило долы,
 И камень вознесенный гор,
И сел явились богомолы
 На свой молитвенный собор-
Колокола едва уж слышны,
 Затрепетавши стаи птиц,
Взлетая, осеняют крыши,
 Срываясь будто в бездну ниц.
Пред кем? Творцом иль богомолом,
 Или охотником своим,
Иль пред своим кормильцем долом?
 В паденье кратком недвижим
Их рой теней носится всюду.
 Его пугает ребетня.
И мнится мне, что та же буду
 Я тень, когда скончаюсь я.  

 

0020
 Так часто, часто было. Что за дело
  Менять местами солнце и луну?
 Так видно воля Божья захотела,
  Зачем? Известно- Богу одному.
 Он властен им. И редкие свободы,
  В его творенье чудом оживясь,
 Ему приносят разностные всходы,
  Своим законам подчинясь.

 

Из книги Больничный Диван.

 

0001
 Я жажду новых впечатлений,
  Они в мою теснятся грудь
  Все как-нибудь, все как-нибудь
 Чредой чудесных озарений.
  Но прошлое меня влечет
 Сильней страстей сиюминутных,
 Оно среди желаний смутных
  Мне песни прежние поет.

 

0005
 Вам чужды наши огорченья,
  Но чем же Вы огорчены,
  Что не пророческие сны
 Вам посылает провиденье.
  Ну-ну. На небо грех роптать.
 Оно Вам медлит прозорливо—
 Неведенье для нас счастливо,
  Оно младенцев благодать.


Из книги Урочные часы.

 

0001
 Смолк ветер. На листах рассветных
 Еще колышется роса
 И птиц полночных голоса
 Еще доступны слуху смертных.
 Но вот раздался небосклон
 Румянцем нежным оживленный
 И тишиной ошеломленный
 Очнулся я от дум о том,
 Что горько мне, чего я трушу,
 О чем так долго я молил
 Владыку всех, чем Он купил
 Мою любовь, печаль и душу.

 

0002
 Средь многих бурь в моей душе
 Одно знаменье я нашел
 Тебе о Вечность. Но глагол
 Его касается вотще.
 И тонким хладом ум пленяясь,
 В его проникнув существо,
 Увы не чувствует его,
 Своим блаженством омрачаясь.
 И что же смертному дано
 В его бессилье и гордыне,
 Что близ него, и что отныне
 Его спасение одно.
 Лишь Ты могло бы, Вдохновенье,
 Свою загадку объяснить.
 О, я привык Тебя любить
 И без надежд и без сомненья.
 
 0005
 Когда вино катилось в эту чашу
 В его багровой пенистой струе
 Одно мгновенье показалось мне
 Неважно-что напомнившее нашу
 Любовь, а после в хладном вечеру,
 Перелистав газеты да журналы,
 Труды святых отцов да грешные анналы,
 И новоявленной софистики муру,
 Один перед огнем припомнил я
 Восторг и ужас этого виденья
 И хладный столб кровавого паденья
 Встал в памяти и пронизал меня.
 Не сладок грех, но не остановиться,
 Ни притяжению его противостать
 Я не хотел. Так нечего роптать
 Пора, душа моя, и Богу помолиться.
 
 0012
 Мне холодно; со мной псалтирь и образок
 На кухне стынет чай, в душе остаток строк,
 Которым благодать неведомым путем
 Найдет и жизнь и путь. Как женщина Содом
 Покинув умерла, увидев Божий гнев-
 Так величавый стих мой разум одолев
 Застынет в хладный столб, подняв бессильный взгляд
 На мучимый пред ним огнем и серой ад.
 Но Ты, о мысль моя!- но Ты мой славный Лот;
 Невысказанный вслух себе еще найдет
 Красноречивый взор и благодарный слух
 Твой вежливый порой и легкий словно пух-
 Твой голос. Он пройдет, как тень слетев с чела,
 Туда, куда судьба стихов не донесла.

0013
 Наши дни летят и канут.
 Кто спасется- Кто погиб?
 Сердце ласкою обманут,
 Душу слабость истребит...
 В тихом крае нет ответа-
 О безумец! полно, брось.
 Ты испил младые лета:
 Что ж судьбы не обрелось.
 Где остаток окаянный?
 В чьи колени ткнувши нос
 Мир и Ты найдешь желанный,
 Полный радостей и слез.
 Замолчит сорвавшись лира,
 Песни выбросят в огонь.
 Ни души, ни слез, ни мира
 Нет в Тебе, но сердце тронь.
 Грешник грешнику понятен-
 Ты устал и я устал-
 Что же голос Твой не внятен?
 Что же петь Ты перестал?
 
 0022
 Летит волна. Ее набег
 Вот-вот собой накроет бреги,
 Упав в песок, что бел как снег,
 Как камень ставший девой неги.
 Так Время, проходя меж нас,
 Ложится в душу и черты,
 Стирая в прах за часом час
 Мой ум и деву красоты.
 Так Ты, Любовь! Обрушив вдруг
 Свой взор мятежный и счастливый,
 Сметаешь правил и наук
 Наш кодекс- так несправедливый.
 Так Смерть- всегда голодный страж
 Порядков, созданных грехом,
 Упав на образ хрупкий наш,
 Его крушит своим серпом.
 
 0028
 Когда на арфе безыскусной
 Рукою легкой я играл
 И песней ветреной и грустной
 Томилась грудь, мой дух взалкал
 Высоким помыслом. И вежды
 Полузакрытые, горя
 Взирали в сердце, где надежды
 Как жертвы в пламень алтаря
 Бросало Время. Дым над прахом
 Взвивался тонкою струей.
 И в нем с безумием и страхом
 Я зрел, что сбудется со мной.

Из книги Ученый диван.

0006
Милей закатов и восходов
И проповеданья путей
Поэзии, любви, народов,
И всякой смелости смелей-
Мне мнится- лишь одно желанье,
Что не свершенное умрет-
В нем образ Божьего созданья
Я созерцаю- я ль не тот?
И чуть- узнав движенье мира,
Вкусив младенчество свое,
Оно смолкает, словно лира,
Свершив свой крест и житие.

 

0008
О чем я пел- о том ни слова-
Да мой пример вам будет чужд,
Любите гения святого
Есть Златоуст для этих нужд.
Есть, наконец, Евангелисты-
Читайте их- Вам есть Давид-
Они прекрасны- дни их чисты.
У них учился ваш пиит. 

 

0012
Обняв восходы молодые
Степная буря восстает,
Вдыхает влагу и грядет,
Неся проклятья громовые
На главы бедных поселян,
Ей вторят тем же их молитвы.
И вдаль несется ураган-
Смолкая средь предвечной битвы
И всех стихий и всех страстей,
Что воплотились в человеке,
Что всею силою своей
Свершают сумрачные веки.

 

Из книги Песни Терпения.

 

0008
Когда под пенною волной
 Расторгнет бездну дна морского
Младая буря, пред собой
 Край видя суши- тень иного
Уж вала тянется вперед,
 Он уж грохочет, пропадая,
Свой быстрый истребляя ход,
 В песках и скалах исчезая-
Я вижу в том картины дней
 Уже ушедших и тревожных,
Пугавших резвостью своей
 И к продолженью невозможных.

 

0009
Благословен Московский диалект,
Его словес и чистота и звучность,
Их толкования научность,
Развития живой проспект,
Живимый многими толпами,
Молитвенный своим богам,
Всегда благоволящий нам
Своей красой меж языками.

 

Из книги Оды и Элегии.

0003
Я философствую- но немощи степенной
Для кафедры живой и сотворенной,
Ни стойкости жестокой и пустой,
Что кормится мятежною толпой,
Ни зауми все как-то говорливой,
Везде обласканной и вечно несчастливой,
Ни похвалы ни нашим дуракам,
Не их советам или кошелькам,
Ни бабских дел, ни девичьих секретов,
Ни дури всех дурдомов и поэтов,
Ни ясновиденья, ни тайны мировой
Со мною нет. И правда- Бог со мной!
Как жаль, душа моя, что этого ума
Ты не находишь просто и сама.

 

0006
Зима прошла и вот за ней вослед
Пришла весна, а лета нет и нет.
Чуть тикают часы. Дождем холодным
Льнет небо к нивам плодородным,
И ветер гонит тучи по холмам
Туда-сюда и отовсюду к нам.
И если солнце проблеском полдневным
Откроется, то только зноем гневным
Рассыплется по лужам вековым,
И вновь уйдет тепло оставив им.
И ни перо мое, ни молоко в стакане,
Ни утро утонувшее в тумане
Ничто не суетно, и кровь моя тиха,
Как будто нет ни смерти, ни греха.

 

0009
Вот уже луна склонилась к стогу
И глядит, как баба на дорогу,
 В темну речку, и бежит по ней
 От луны серебряный ручей.
Брешут псы, упав с сырое сено.
И рыбак, в болоте по колено,
 Бросил удочку за ближний бугорок.
 Скоро утро. Свежий ветерок
Гонит клочья ветоши тумана.
Поздно спать, а просыпаться рано.
 Я пойду корову подою.
 Хорошо! А все же не в раю.

 

0010
Уже душа моя не здесь.
 Она уже в загробном мире.
 Скажи ей только- три-четыре-
И я отправлюсь в эту весь.
 Таким как я не одиноко.
Так было здесь, так будет там.
Мне этот дар не по грехам
 И я ценю его высоко.
Жизнь. Смерть. Разлука. Небеса.
 Иль Ад, который слепок мира.
Все Ты. Все Бог. Все чудеса,
 Любовь, поэзия и лира.

 

0012
Когда, уже решив увидеть свет,
Ты подключил компьютер к Internet.
 Иль раз в полгода носишься в Афины
 Увидеть вещей древности руины,
И Лондон стал Тебе родимый дом
И начал дуx томиться даже в нем.
 И Океан открыл Тебе врата
 На Новый Свет и вновь туда-сюда.
И Индии сосуд благоуханный
Тобой испит и боле не желанный.
 И Африка с охотою своей
 Уж кажется забавою детей.
То- есть Господь! И почитать псалтирь
Езжай ты, мой приятель, в монастырь.

 

0014 (Сонет к Случаю)
Бывают в жизни совпаденья,
 Которых сердцем предузнать,
Не тяжело, но— как сказать?-
 На все свое благословенье.
И если я еще грущу
 О чем на свете сердцем праздным,
То Проведеньем безотказным
 И то, что в мире я ищу
И то, о чем еще не знаю,
 Но прозорливою судьбой
Оно расчислено за мной,
 Непостижимо обретаю.
И все томление мое
Отходит вновь в небытие.

 

0015
Светило Севера блистай.
 Краса- Твое предназначенье.
И тьмы короткое мгновенье
 Лучом восхода сокрушай.
И хлада ветреного зимы
 И лето полное надежд
Ты наслажденье смертных вежд
 И смертных друг необходимый.

0016
Как шаль из томных облаков
 Уже по небу перетек
 Немой закатный ветерок
Он перетек и был таков.
 
Я полусплю и в полуснах
 Ко мне идут мечты, мечты.
 В них чисто и светло, и Ты
Приходишь в свете и цветах.

Мой сон- волнующий, но сон-
 До часа смертного со мной
 Пускай оставит свой покой
И все, чем был для сердца он.

 

0017
Прощайте! рощи и леса,
 Мой путь спешит от сюда прочь.
И в эту пасмурную ночь
 Я Вас покину навсегда.

Мой новый жребий мне не мил.
 И вновь по стогнам городским
Я перейду путем своим
 Среди камней, среди могил.

 

0020
Усталость дней и эту скуку
Я изучил, но как науку
 Ее законы воспринять
 Мне тяжело, зане опять
Спешу стопою простодушной
Я в мир неведомый и душный,
 Где все стеснительно душе,
 Где все обман и все вотще,
И все привычка принужденья
Всей жизни к прихоти мгновенья.

 

0021
Владыка света одарил
 Мой разум образом чудесным,
И мир, казавшийся известным,
 Я в нем увидел и открыл.

Исполненный чудесной силы
 Передо мною перетек
Судеб волнующий поток
 И ужасающий и милый.

 

0024
В тени деревьев молодых
 К прохладе тихого ручья
 Я припадаю. Жизнь моя
Свое подобье видит в них.

Как тень полдневная дерев
 Случайным путникам я был,
 Их горечь сердца утолил
Струн лиры сладостный напев.

 

0025
На солнце скачет воробей.
 И в равнодушье песьих морд
Он счастлив участью своей
 И счастием своим- он горд.

В его глазах небесный блеск,
 В движеньях ветреная стать,
И кротких крыльев быстрый плеск
 Все, все могли б о нем сказать.

Но он не нужен никому
 И, в тихой совести своей
Не удивляясь ничему,
 На солнце скачет воробей.

 

0026
Стог сена, солнца луч в сарае пыльном,
Две черных цифры на кресте могильном,
Туман среди стареющих берез,
Да ругань баб, да вечный сенокос.
Вот Русь! И я среди ее дорог и пыли,
То пьяный, то в чужом автомобиле
Все суечусь и эту благодать
Мне ощутить, тем более понять
Как? Бог простит- и мы не злые люди.
И память прошлого, представ как суп на блюде,
Еще дымя и свежею тоской
Что мучает меня? Что голод мой?
Иль прошлое, что грешно да жестоко?
Ану его- надолго и далеко-
Ану его- кто думает о нем,
Тот знает жизнь, но то зачем живем
Еще не в ней. И толку что гадать
В чужих чертах чужую благодать.

 

Из книги Случайные стихи.

0001
Я русский- Да! Но этот звук
 Пусть никого не испугает.
Моей души последний друг
 Он в ней живит и пробуждает
Дух лучших истин, мой Творец! -
 Надежду, веру и отвагу
И, Слава Богу, наконец-
 Любовь к общественному благу.

 

0002
Любите Родину, друзья.
 Она вам мать, она старушка.
Ее глаза печаль моя,
 Ее глаза свеча-полушка,
Что все горит— не догорит,
 В которых предзакатный лучик,
Что мне о чем-то говорит,
 Зачем-то это сердце мучит.

 

0011
Тревогам дня предпочитая грусть
 О днях, которых больше не вернуть,
Я говорю своим сомненьям- "Пусть!
 Душа моя уже могла вдохнуть
Тот воздух жизни, сладостию чьей
 Я жив и до сих пор- и буду жить-
Что как один таинственный ручей
 Что смог меня в пустыне напоить."

 

0016
Туман рассеется. И снова предо мной
Раскроется небесной силой
Твой образ кроткий и живой
И оттого святой и милый.

Но где иcкать его? Вокруг
Бездвижна пелена тумана-
Где ты?- ответь, любимый друг.
Все только тихо и пространно.

 

0021
 Тернистый путь нам свыше дан
 Владетелем всего блаженства
 И в нем источник совершенства,
 И в нем источник наших ран.
 И ропот пред его всесильной
 И благодетельной рукой
 Смиряют благость и покой
 Последней ласки замогильной.

0023
Теперь- вакханки молодые-
Куда направите свой бег?
В поля широкие России?
Где все одни цветы иль снег,
Где Вашей дружбой долгожданной
Уже томится пастушок,
И тихой музыкой не странной
Уже звучит его рожок,
Где все без имени, без звука,
Без ласки Вашей роковой
Одна несказанная мука
Души безвестной и одной.

 

0024
В тиши полей благоуханной
Есть неоцененный цветок.
Его красе непостоянной
Свой тонкий луч простер Восток.
Он дышит негой впечатлений,
Над зыбкою его главой
Возносится летучий гений
Стокрылый ветер полевой.
На лепесток его росою
Возляжет влагою ручей,
И дева нежною рукою
Прильнет его к груди своей.

 

Из книги Давно забытые стихи.

 

0004
 Поблекли нивы пред закатом.
  Влачась над ними, облака
 В своем убранстве небогатом
  Плывут по воле ветерка.
 Им объясниться нету силы.
  Оне немы- и край родной,
 Завидя их союз унылый,
  Им вторит вечной тишиной.

 

Из книги Брачные чертоги.

0008 
Я намогильные холмы
 И предвечерние вокзалы
Люблю. Одни они грустны,
 Трудолюбивы и усталы.
В них жизнь мне видится моя-
 Ошибки, слезы, упованья,
Несовершенные друзья
 И совершенные желанья.

 

0009 - О Двуглавом Орле.
 Есть в Вавилоне на стенах
  Прекрасной птицы очертанье.
  Ее хранит воспоминанье
 Масон и школьник, и монах.
  Ее крыло собой пленило
 Товарищей мечты своей,
 И в вечность рвущихся страстей
  На нас потоки устремило.

0013
Терпи, злодей! Терпи, ребенок!
 И ты, о женщина- терпи!
Изгиб судьбы куда как тонок.
Еще мгновенье, звук не звонок,
 И звенья порванной цепи
Летят на землю. Что-то стало
 В ее событий череде
 Недоставать. Иль быть беде,
Иль горя нет, иль горя мало.

 

Из книги Новые Оды и Элегии.

0012
 Уже туманными холмами
 Плывет заря. И как брегами,
  Чертою той, где край земли
  Ее стремленья пролегли.
 Она не мучит, не тревожит,
 Покойно тварь свой отдых может
  Еще продолжить некий час.
  Покуда жар не тронул нас.

Из книги Печальные оды.

0002
 Еще одна усталая звезда
 Блистает на неясном небосводе.
 Но скоро день, и скоро навсегда,
 С печалью подчиняяся природе,
    Она уйдет с очей моих.
 Так друг, что верностью прославлен-
 Вот жив, вот всех сует избавлен—
        И тих.

Из книги Застольные Оды.

0001
Еще не ведая, что ждет
Меня в грядущем, столь тревожном,
Столь трудном, страшном, невозможном,
Я сделал выбор в свой черед.
И выбор был удачен мой-
В друзьях не ведая измены,
Времен минул я перемены,
И счастлив Небом и собой.

 

0007
Пишу я не для пущей славы,
А больше для своей забавы.
Слагать слова в прекрасный стих-
Предел есть чаяний моих.
Но если стих мой мил кому-то-
То триумфальная минута
В моей душе. Ей мил мой чтец-
Прекрасной мудрости мудрец.

 

0008
Пространно поле предо мною.
На нем полуночная мгла.
Луна, прекрасная собою,
Его сквозь тучи обняла
Прохладным светом. Поневоле
Я проникаюсь как мечтой
Печальной явью. Лучшей доли
Тебе желая, край родной.

 

0012
Как звук Евангельский проста,
Как речь Давида сладкозвучна,
Молитва, что душе созвучна
Во дни Великого Поста.
Ее в стихи переложил
Великий Пушкин, друг прекрасных
Досугов наших- вот пристрастных,
А вот сладчайших выше сил.
И с нею мы перетечем
Чрез жизни сей непостоянство.
В обход языческого чванства,
И счастье мирное найдем.
Она прекрасна, Дух Свободы
В ее чертах поманит нас
И объяснит еще не раз
Наш долг и таинство природы.

 

0014 (К Матушке Евлалии)
Я красоту монахинь старых,
Ценю как Божию росу,
Что, выпав, только тем к лицу,
Кто всей душой уже в дубравах
Эдемских, с кем поговорить
Уже о Боге так возможно,
Кто нас лелеет осторожно,
Чтоб нас спасти и сохранить.

 

0022
 Когда с небес метает громы
 Из колесницы Илия,
 Всегда ликую сердцем я,
 Настраивая лиры тоны
 На чистый лад, который был
 Когда-то всех милей Давиду,
 С которым не воспеть обиду,
 Но лишь Творца начал и сил.
 
0023
Любовь является подчас
Для нас опасною игрушкой,
Своим пренебрегая служкой,
Но освящая лиры глас.
Так часто лирой любим мы,
Собой не достигая неги,
Так волей страсти мы калеки,
Что малого, но лишены.
Случается нам и иначе:
В объятия увлечены,
Зов лиры забываем мы-
И чем далече, тем и паче.

 

0024
Учитель счастья и побед
Был для арабов Магомет,
Для христиан он был соблазном
И упражненьем не напрасным
В апологетике своей.
Мы много преуспели в ней,
И стали заблужденьям чуждым
Советом дружеским и дружным.
Но внять его великий труд-
Заблудшего до века ждут.

 

0025
Когда восторгов дни пройдут,
И ум воспрянет отрезвлено,
И не воззрит самовлюбленно
На цепь своих тщеславных пут-
Тогда вонми, поэт, величью
Обычных дел, простых людей,
Что в добродетели своей
Указывают путь приличью.
Что совершится между них,
Порок иной превозмогая,
И двери неба отверзая,
Во искушеньях любых.

 

0030
Что жизнь моя? Что можно в ней
Мне обрести- покой и счастье,
Иль только новое ненастье
С небес обрушиться сильней.
Я тороплюсь, и каждый день
Вполне удачливо мной прожит.
Воспоминанья сердце множит,
И им я предан все сильней.

 

Из книги Летний диван.

 

0001 - Краткое наблюдение о предметах Астрологии и Божественном Провидении
Разноплеменные звезды,
Звезды из разных съединений-
Они заманчиво горды,
Необщий в них светится гений.
Но вот! Едва повеет нам
Своим блаженством Провиденье-
На звезды падает забвенье.
Сему я удивляюсь сам.

 

0008
Таков— увы! удел поэта:
Едино днем за днем влачить,
Иное миру говорить.
Он примирил судьбой все это.
Талант, что свыше дан ему
Он часто суетно пеняет,
Но лирою овладевает—
И вещий выход дан уму.

 

0010
Атеистическое братство,
Которое сковало мир-
Неисчезающий кумир
Наживы и ее богатства.
Что делать с ним? Как сокрушить
Иным святое упованье?
Что, изменяя вдруг прозванье,
Все вновь и вновь мешает жить.

 

0012
Поэзия- дыханье Божества,
Она душа и лиры и искусства,
Что исторгает в мир возвышенные чувства
В порядок новый съединив слова.
И, право, путь откроем вдохновенью,
Неприложим в веках его закон.
Сердцам людей повелевает он
Доверить все надежды откровенью.

 

0015 - К Большевику о цели его жизни.
 Викарий сует мировых
 И катаклизмов социальных,
 Теснитель толп многострадальных
 И автор всех клевет своих-
 О, Большевик, куда ты метишь:
 В герои суетных эпох?
 Я вижу— ты куда как плох
 И вряд ли прямо мне ответишь.

0019
 Как хлеба черствого краюха,
 Что засидела как-то муха—
 Стихи советских прошлых лет
 Полны томительных примет.
 В них приглушенно вдохновенье
 Вселенной ведает о том,
 Что, где повеет воздух тленья,
 Мы счастия не обретем.

 

Из книги Осенний Диван.

 

0007

Благословение грядущим

Из тьмы минувшего во тьму,

Обыкновеньем вездесущим

Уже грозящую уму.

Ловя мгновение судьбы

До счастья жадным умным взором,

Мы тяготимся приговором,

Что в смерти обретаем мы:

Кому забвение и муку,

Кому-то славу и Эдем

Несет она, и вместе с тем

На нас протягивает руку.

 

0010

Что в платонических романах

Находим мы? Ответа нет!

Иль только мнимости тенет,

Влекущих в тонкие обманы

Ума, и чувства, и страстей

Колеблющих мораль довольно,

Чтоб после нас ударить больно

Всей нереальностью своей.

 

0012

Довольно, братья, веселиться

С поэмой славной Джона Китса.

Уж к современности пора

Направить взоры. Пусть с утра

Раскроем новый том поэта:

Пусть из привычного расчета

Вкусить от зрелости плодов

Рассудка чуждого. Таков

Пусть будет день наш новый также.

Что нам откроется в продаже

Для радости своей возьмем.

И вечером потом, как днем,

Разыщем у торговли новой

Вкус к нашим вкусам не суровый,

И будем наслаждаться им.

Когда же ночь звездам своим

Укажет место в небосводе,

И все примениться в природе;

Мы обратимся на ночлег

Отдохновения и нег.

 

0013

Безжалостно себя корить

 За то, что стал я бесполезен

Я не могу. Милей мне жить

 Для новых совершенных песен.

Они придут как тайный дар,

 Как справедливость Провиденья,

Что отвечает на моленья,

 Когда ты молод или стар,

Когда ты пьян, когда трезвишься,

 Когда никчемностью своей

Ты между делом веселишься

 И новых ждешь судьбы вестей.

 

0015

Тоска. Тоска. Куда деваться?

Что делать? Где склонив главу

Я счастье новое найду,

Чтоб в нем прилежно забываться?

Оно не в девах, не в вине,

Не в злате, не в оковах брака,

И не в забвенье сладком страха—

Что смерть возьмет меня во сне,

Что не в лицо ее я встречу,

Что ей безвольно уступлю,

Покуда беззаботно сплю

И Провиденью не перечу.

 

Из книги Зимний Диван.

0010
Я ироничен. Боже мой!—
Зачем Иронии так много?
Взяв с жизни самого порога
Ее подругой боевой,
Я расстарался не на шутку:
Облито желчью все вокруг.
Но вот мне Совесть— верный друг—
Вдруг молвит: «Подожди минутку!
За недостатками Любви
Найди одну хоть добродетель,
И век ты свой искупишь этим,
Простив все вдруг врагам своим.»

 

0012
Возвышенному места нет
Лишь там, где жадно попирают
Его начаток; так дерзают—
И нету их— простыл и след.
Одно оно на свете вечно
И вездесущему ему
Как Провиденью своему
В нас память платит дань беспечно.
Так гением простых вещей
Или великих начинаний
Живет и вретище преданий
И новость славою своей.

 

Из книги Весенний Диван.

 

0001

Мы удивляемся порой,

Как велика к нам Божья милость.

Иль это думаем приснилось;

И так находит нас покой.

Тогда, Царицею Небесной

В дому украсив уголок,

Мы из писания урок

Нет-нет воспомним интересный.

Вот свадьба в Каннах, вот вино,

А вот вода. Здесь будет чудо,

Как с нашей жизнью. А покуда

Нам лишь молиться суждено.

 

Из книги Московские оды.

 

0002

Ты горд, поэт, своею славой?

 Поди ты много совершил

 И прямо скажем не грешил

Велеречивостью лукавой?

 Ты ныне сам себе судья?

И Страшный Суд тебе не страшен?

Поди ты тронулся от брашен—

 Так впредь не балуй же себя!

Введи в свой шумный быт аскезу,

 И пользуй время на земле,

 Но только не во вред себе—

С молитвою вкушай трапезу,

 И помни тех, кто пред тобой

Прошли стезею вдохновенной,

Не помни грусти лжеименной—

 И будешь счастлив, милый мой!


0011

Все траты, деньги все летят,

 Как птицы манием закона.

 Но деньги— что они? Икона?

Ах, нет! Но пусть же нам твердят:

 «Молитесь золоту! Желайте

На свете только одного,

Чтоб злато правило, его

 Лишь одного благословляйте!»

Ах, как смешно! И ей же—ей,

 Не в злате счастье человека,

 Но Божество одно от века

Над ним всех призраков вольней!

 

0029

Склонивши головы свои,

 Товарищи пред гробом друга

 Чужды могильного испуга.

Так дерзко провождая дни

 Среди боев, среди ристалищ,

Среди пиров и жарких нег,

Сим страхом смертным пренебрег

 И их скончавшийся товарищ.

Но есть средь них один, кому

 Откроет Бог свои объятья,

 И смерти страх его уму

Найдет высокие занятья.

 Пустынный жар и дикий зверь

Его сопроводят до гроба.

И страсти горькая хвороба

 В то сердце позабудет дверь.

 

0030

Патрон поэзии российской,

 Предтеча сладостных певцов,

 О, Златоуст! в молитвослов

И в литургию жертвы чистой

 Ты положил мерило мер—

Хороший вкус, что с доброй волей

Нам стал возвышенною школой

 И поэтический пример.

 

0032

Есть час стремительного света,

 Что как стрелою все округ

Разит румянцами рассвета,

 Не зная ни труда ни мук.

Он весь покой и постоянство,

 Он весь забавы торжество—

Одеть вселенную в убранство,

 Что ей избрало божество.

Но нет! и тьма его сокроет.

 Но— краткий миг! и ей луна

Вдруг чрево алчное распорет,

 Венцом из звезд окружена.

 

0035

Вот как небесная лоза

Виется нитию жемчужной,

Вся изгибаяся, гроза,

Обнявши древний дуб недужный.

И вдруг чухонским янтарем

Он ввысь расцвел— взыграло пламя

И вечная стихия в нем

Взметнулась к небесам искрами,

Которых жар не укротим,

Они, все в пепел повергая,

Живут мгновением одним,

Рождаясь вдруг и умирая.

 

0036

Летит парчею голубой ручей

Все вдаль и вдаль меж бархатные травы.

И скромная звучит над ним свирель,

Чей звук умрет без почести и славы.

Так скромность— украшение одно

   Величия земных предметов,

   Что в славословии поэтов

   Навечно жить обречено.

 

Из книги Песни Благословения.

0001

Воздев пророческие длани

 И глас возвысив до небес,

 Поэт* взыскует лишь чудес

И только Бог ему желанен.

 Окровавлен тернов венец

Его покроет в час печали**.

Вы поняли меня едва ли,

 Когда мой Бог не ваш отец***.

    Великий Четверг 2005

______________

* От греческого Ποιητης - творец, законодатель, инициатор сражения и поэт- Господь наш истинный поэт; одна только молитва "Отче Наш" вызвала столько подражателей, что породила молитвослов и всю богослужебную литературу.  
** В Четверг Страстной Недели Господь наш Иисус Христос был одет в багряницу и терновый венец для поругания.

*** Матф.23:9 И отцом своим не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах.

 

0002 - Ода На Псалтирь

В Поэтах царствует Давид,

 И Литургическое Право—

 Его Знамение и Слава,

Которой в Русских знаменит

 Прилежный сборник в переводе

Древнейших праведных Отцов,

Им освящен Молитвослов

 И все в Синоде и в приходе.

 

0004

Я все узнал, что знать хотел.

 Любовь, друзей, и милость Неба,

 И Бога в преломленье Хлеба,

И страсть в прикосновенье тел.

 И тем, кто хочет быть счастливым

И в этой жизни и потом—

Скажу: «Грядите за Христом!

 Любите сердцем не гневливым.»

 

0010

Покровы тонкие лежат

 На каждом слове, что изустно

 Летит, разя сердца искусно,

Нигде не испытав преград.

 Довольно ли о том сказать

Незыблемым и вечным словом,

Что уподобиться покровам,

 Что покрывают благодать.

 

0021

Возьмите лиру, что при ней?

 Лишь стан и струны— стан и струны.

 А где же страшные перуны?

Пророчества грядущих дней?

 Где то, что сладко мы любили,

С чем забывались, что блюли,

Что мы до Неба вознесли

 И в самой смерти не забыли?

 

0028

Уж на заре погибнет ночь,

 Не постигая мощи денной,

 Живущей славой совершенной,

Которой мгле не превозмочь.

 Но свет не вечен. И ему

Стремиться есть куда к исходу

И, пробежав по небосводу,

 Он погружается во тьму.

 

0030

Труба зовет! В поход кровавый

 Пойдут беспечные юнцы.

 Из них одни найдут венцы,

Другие в ад уйдут со славой.

 Им нет числа. Под небом звезд

Они полягут в поле битвы.

За них мы вознесем молитвы,

 Поднимем постриги и пост.

 

0036

Нас любит Бог как Образ Свой,

 Что сотворен как ожидалось,

 И то, что после с нами сталось

И стало общей нам Судьбой,

 Все— Благодать, все— Провиденье,

Все— Иск Божественный сердцам,

Где страсти царствуют. Глупцам

 Везде прилично самомненье.

 

0050

Порок, ты ветреный огонь,

 Что носится от сердца к сердцу.

 И, где себе находит дверцу,

Там входит и влечет силком

 Туда излишество, пресытив

Им душу, он ее бранит,

И, веры вдруг разбив гранит,

 Уходит прочь ее похитив.

 

0056

Наш век— он краток, пуст и зол.

 Но мнит сразиться с небесами.

 Его пустыми словесами

Господень брезгует глагол.

 Мы думаем, что мы прилежны,

Что мы добры, что мы сложны,

Что наши чаянья важны,

 Что наши страсти безнадежны.

 

Из книги Трудные Оды.

0001

Пронесся в поле ураган,

Сломив древа, измяв пшеницу.

Ему хотелось веселиться.

Он был то пьян, то слишком пьян.

Не то ли годы, что сметают

Преграды на своем пути.

Они стремятся превзойти

Все, что беспечные встречают.

 

0016

Я спал, когда был одурманен

Лихою лению своей,

И долго не сзывал гостей

И лишь покой мне был желанен.

Но одиночества затвор

Покинут вдруг по зову друга.

И снова я ему прислуга,

И он над рифмой приговор.

 

0018

Надежды, где вы? Где сокрылись

Вы света дневного толпой.

И обаятельны собой

Прекрасны были и не сбылись.

Мир пуст без вас. Иду один

Я прочь дорогою печальной.

И ветра голос завывальный

Теперь гармоний господин.

 

Из книги Диван размышлений.

 

0008

В полночь России вышел странник.

Всевышним покоряясь судьбам,

Он перешел по городам.

Везде один, везде изгнанник.

Никто не дал ему вина.

Лишь глас Небес его приветил.

И взор его был строг, но светел.

И свет не обнимала тьма.

 

0013 Поэт.

Он верен книжке Ля Фонтена,

В его кармане Элиот,

Он настоящий идиот

Из поэтического плена.

Он не богат, его друзья

Ему несут покой и вина.

И хоть не видный он мужчина,

Но есть ему жена своя.

 

Из книги Тихий диван.

 

0002

Певец был горд. Он не молил

Небес о вышнем снисхожденье,

Но вот нашел в стихотворенье

Знамение всевышних сил.

Он удивлен. Ужель Господь

Почтил его благословеньем?

Ужели может озареньем

Ожить нечаянная плоть?

 

0003 Святому Феодосию Кавказскому.

В могиле старец. Долгий век

Он кочевал себе по миру.

И был смиренный человек,

Но в небесах обрел порфиру.

В нее Господь его облек

Иным языцем в преткновенье.

Душа его чиста, как снег,

Как первый снег во дни творенья.

 

0004

Молю тебя, Святое Провиденье!-

Не оставляй меня в беде.

Я приходил к тебе в нужде

И был в надежде откровенья.

Явись мне истинной своей

И посети своим мгновеньем,

И после вечным воскресеньем

Мне в сердце страстное повей.

 

0020

Язычником родился я

И в капище бывал пирами.

Но вот за первыми годами

Возжаждал горнего огня.

Он озарил меня в купели

И тайны, сердце оживив,

Мне дали два крыла любви

Смиренье и моленье в вере.

 

0021

Паденье сладко. Что же в нем?

Вино порока? Нега мира?

Или таинственная сила,
Что все ведет своим путем?

Все вместе, но и то другое,

О чем мы вслух не говорим.

Оно взывает из глубин,
Где семя скрылося святое.

 

Из книги Полночный диван.

 

0001

Когда, друзья, мы все умрем—

Мы все увидим в новом свете.

Мы Провиденью были дети—

Так слово доброе о Нем!

Господь нас миловал, смирял,

Кормил и наливал нам вина.

В женщину искал мужчина.

И мудрый разума искал.

 

0002

Весна придет. Снега растают.

На Пасху будет крестный ход.

Кулич старушка испечет

И будет сладкое ей к чаю.

Я ей при встрече поклонюсь.

Зачем? Мы много лет знакомы.

И наши утлые хоромы

Наполнят гости или грусть.


0005

Петрарка труден без привычки.

И флорентийский диалект

Его так сложен в этот век,

Что даже не предлог для стычки.

Туда-сюда ударный слог

Он двигал, время побеждая.

Видать судьба его такая—

Но он был гений, видит Бог.


0011

Египет хитрости и грез

Нам не оставил фараонов.

Мир знал в избытке крови тронов,

Не принимая их всерьез.

Но был Давид- один и воин,

Внимали люди песнь его.

И память сердца моего

О тех, кто верен и достоин.


Из книги Пиитическое Дело №1.

0020 БЕГСТВО В ЕГИПЕТ.
 По дороге в Египет напали бандиты
 На Царицу Небесную с Сыном.
 Караван был разграблен нещадно.
 Тут главарь их увидел младенца.
 "Это - Бог!" - он воскликнул, и руки
 Он простер к Иисусу, стеная:
 "Ты прости меня, Господи Боже!
 И спаси мою грешную душу!"
 На кресте они вместе висели
 И взошли вместе к Богу на Небо.
 В покаянной молитве разбойник
 Так нашел себе вечную тайну.
     14 января 2008 года.

0022 РОЖДЕСТВО.
Вот Бог рождается Женой.
Пещера, свет костра, Иосиф.
И если совесть нынче спросим
Поймем, что будет нам судьбой.
Младенец в яслях на соломе,
К нему ласкается осел.
И пастухи окрестных сел
Поют «Осанна нынче в Боге.»
Волхвы идут во след звезде,
И поучаются звездою
Как жить и петь Его судьбою,
Как жить и петь Его везде.
Настанет час, узнает Ирод,
Что новый Царь явился нам.
И кровь польется по дворам
Младенцев, но не быть им сирым.
Господь приемлет их рукой,
И простирает к ним объятья.
В Его деснице всеблагой
Мы будем сестры или братья.
Когда свершиться Страшный Суд,
И ангелы свершат последы,
Мы будем праздновать победы
И совершенство и уют.
    9 января 2008 года.

 

0023 КРЕЩЕНИЕ ГОСПОДНЕ.
Пророк Господень Иоанн,
Стоял при водах, всех приемля,
И, нужды чуждые подъемля,
Был весь в молитве и слезах.
Но вот является Господь:
«Крести меня.» - Он Иоанну
Речет, и вот от сердца рану
Отъемлет, исцеляя плоть.
«Дай мне крестится от Тебя» -
Простер к Нему пророк молитву.
«Есть долг на Праздник и на Битву.
Спеши и посещу тебя.» -
Господь ему в ответ глаголет,
И входит в воды, по водам
Расплылся свет, и к Небесам
Неизъяснимый он восходит.
Крещенье свершено, и Дух
Явился в виде голубине.
И слышен голос: «В Божьем Сыне
Благоволенье!» - в общий слух.
    9 января 2008 года.


Из книги Пиитическое Дело №2.
 

0013

Полно думать, что минуем

Без следа мы на земле,

Что растает век во зле

И нужде, что мы пируем

Лишь за тем, чтоб позабыть

Смерть, что ждет нас недалече,

Что печали не излечим

Намерением любить.

                   29 января 2008.

 

0017

В тихом уголке моем

Чай, пирог из ежевики

И икон святые лики,

Книги, лампа над столом,

Пыльный ноутбук, молитвы

И всегдашние стихи,

Что обычны и плохи

И читателем забыты.

                   30 января 2008.

 

0018

Стихи, стихи, стихи – что в них такого?

Иль разум новый? Нет, ничто не ново.

Иль сладость дивная, но нет – не все сладки.

Иль упоение любви или тоски?

Что в них, друзья, спрошу вас. Отвечайте!

Или родиться им не позволяйте.

Создайте новый праведный закон,

Чтоб от стихов нас ограждал и он.

Иль нам нужны рифмованного бреда

Слова бессвязные, чтоб клеилась беседа?

Иль нам необходимы сочетанья

Избитых рифм для братопочитанья?

Что в них? Ответьте мне! Скажите что-нибудь

И вдохновенью укажите путь.

                   30 января 2008.

 

0024 Ода на Псалтирь.

Сложился стих из многих слов.

Он обо всех и обо всем.

Он счастлив в житие своем.

Он сам себе очаг и кров.

Он любит Бога и людей.

Он благодарен им за все.

И место в вечности свое

Нашел средь ангельских речей.

                   31 января 2008.

 

0028

Сладкозвучные поэты

Лишь за тем на свет родятся,

Чтобы после прославляться

В злато и порфир одеты.

На земле их презирали.

Назианзен с Златоустом

Предавались высшим чувствам

И писали, и писали.

                   31 января 2008.

 

0029

Есть Бог любви, но нет призренья бога.

Есть Бог заботы, правильного слога,

Есть Бог детей, отцов и матерей,

Старух и стариков, и всех семей.

Но нету бога ненависти злобной,

Дышащей желчию своей утробной

В лицо невинным. Нет совсем его,

Иное право наше Божество.

Есть церковь единенья – нет раздора.

Кто не согласен – убедится скоро,

Что нет пророка без святой мольбы,

Как нет вина нам вовсе без воды.

                   31 января 2008.

 

0031 Эпилог.

                   Go, little book, from this my solitude!

                   Southey.

Пора кончать мне книгу эту

И отправлять ее по свету

Туда, сюда. Пусть Интернет

Пришлет мне на нее ответ.

Пускай читатель благосклонный,

Туфлей качая полусонной,

Ее хоть раз перелистнет.

Но что он в ней себе найдет?

Забавы ль глупые и злые?

Иль славу новую России?

Или кровавые грехи?

Или хорошие стихи?

Не ведаю, и закрываю

Сей лист; что книгу ждет не знаю,

Но уповаю, что найдет

Она и вздох и переплет.

                   31 января 2008.

 

Из книги Пиитическое дело №3.

 

0002 О поэзии.

         The poetry of earth is never dead…

                On the grasshopper and cricket: sonnet.

December 30, 1816

John Keats.

Поэзия земли не умрет никогда;

Она душа и лиры и искусства,

Что дарит нам возвышенные чувства,

В порядок новый съединив слова.

В ней дышит Бог. Ей движет Проведенье.

Ее ничто вовеки не затмит.

И каждый человек всю жизнь пиит.

И каждый вздох – святое вдохновенье.

                            6 февраля 2008.

 

0010 Поэтам.

Поймите – гений равнодушен.

Он не снисходит до толпы,

Чтобы творить себе столпы.

Тщеславья дух ему лишь душен.

Но чист, свободен и высок

Он внемлет Небу в содроганье,

Приемля праведное знанье

Для чистых од, для лучших строк.

                   9 февраля 2008.

 

Из книги Пиитическое дело №4.

 

0001 Кириллу Орлову.

Ты ко Христу придешь, мой друг.

Разыщешь ты его по свету.

Другой тебе дороги нету

И в том наука всех наук.

И, встав у алтаря святого,

Помянешь ты свои грехи.

И мои глупые стихи

Не посулят тебе иного.

 

0002

Расторгнуть узы дня былого,

Предаться самым новым дням,

Чтоб обмануться снова нам,

Оставив праведное слово.

Но нет! Я памятью живу.

Благослови меня, Создатель.

И день вчерашний мне приятель

И связи с ним я не порву.

         1 марта 2008.

 

0004

О, Сербия! – прекрасная страна,

         Где не бывал покуда.

Тебя сегодня борет Сатана,

         Но будет чудо.

Восстанешь ты – и славою кровей

         Пробудишь нас.

Судьбы возвышенной твоей

         Настанет час.

                   3 марта 2008.

 

0005

Нам Даль и Ожегов откроют

Родимой речи имена.

И во любые времена

Святою ризою покроют

Глаголов отчих. И без них

Ничто не живо, не счастливо,

Ни постоянно, не красиво,

Не совершает ясный стих.

         8 марта 2008.

 

0007

Ромашковый венец поэта

Украсит голову мою,

Когда о Боге воспою

Среди безжалостного лета.

И жар, и зной, и дождь, и град –

Все пронесется в вихре буйном,

Который не зовем безумным

Награды ради всех наград.

         8 марта 2008.

 

0014

Когда я стану белой костью

И стлеет плоть моя совсем,

Я буду ждать ко гробу гостью,

Которую сейчас не вем.

Она придет с молитвословом

И надо мной прочтет псалмы.

И будем с нею вместе мы

В сиянье вечности суровом.

         9 марта 2008.

 

0015

Я помню вас, родимые поля,

Где счастлив был и мирен я.

Я помню вас, теперь вы далеко;

Найти дрогу к вам мне будет нелегко.

Я помню влагу ваших рек

И стог, дававший мне ночлег,

Туман, зарницы в час ночной,

Рассвет, разлитый тишиной.

Я помню вас, родимые поля,

Где счастлив был и мирен я.

         9 марта 2008.

 

0016 О поэте.

С Державной чашею поэт

Спешит к престолу начертанья,

Чтоб жертвой Богопочитанья

Стяжать себе Небес ответ

На вопрошенье о свободе –

Что есть она? в чем ужас уз?

И в поэтический союз

Вступает Бог в своем народе.

         10 марта 2008.

 

0018

Мой дом есть Вышнего престол,

Где жертву суеты сует

Я совершаю много лет –

Она и дело и глагол.

Но вот помру; на Небесах

Я буду после вспоминать

Как суетился и опять

Судьбу исчислю в чудесах.

         10 марта 2008.

 

Из книги Пиитическое дело №5.

 

0007

И край полночный, и полдневная страна

Несут свой плод на стол мой шумный –

И я вкушаю как безумный

От тука, хлеба и вина.

Но в пост я прихожу во вкус

К еде простой и безыскусной,

И кажется она мне вкусной,

И с Небом прихожу в союз.

         18 марта 2008.

 

0008

         Heu! Fugaces, Postume, Postume,

         Labuntur anni

                   Horacius.

Увы! Мой Постум, наши годы

Бегут скорее все теперь;

И скоро смерть откроет дверь.

Послушное дитя природы

Она войдет, поднимет меч,

Чтоб им пожать мой век безумный.

И я шагну на Суд разумный,

И к Богу поспешу востечь.

         18 марта 2008.

 

0013

Убо образом ходит человек, обаче всуе мятется: скровиществует, и не весть, кому соберет я.

                   Псалом 38:7.

Не тот у нас живет не так,

Кто пьет zoloft или prozac.

Но тот, кто с Небом днесь не мирен,

То поселил в своей квартире,

В своей душе, в своем уме

Дух времени уже вполне.

Ему, однако, тяжело –

Он мыслит зло, и видит зло.

         19 марта 2008.

 

0015

         Un bien fait n'est jamais perdu.

                   Французская пословица.

Днесь добродетелью своей

Я словно лаврами украшен,

И смертный час теперь не страшен –

Нет, не забудусь я совсем.

Я пел, я думал, я искал

Божественное вдохновенье.

И Бог, не знающий сомненья,

Меня с Небес благословлял.

Я был поэт, я был писатель,

Суровых судеб, счастья дней.

И ангел огненных речей

Был мой наставник и взыскатель.

         20 марта 2008.

 

0016 Песнь степеней.

Христос благословен! Антихрист проклят.

Об это снова я скажу и снова.

И будет тем же мое слово.

И в этом пусть иной усмотрит,

Что хочет. Как молчать о том,

Что должно громогласно произнесть.

Христос мой Бог! Антихрист несть.

Кто сомневается, тот все поймет потом.

         20 марта 2008.

 

Из Книги Пиитическое Дело №6.

 

0004

Егда случается перу

Отверсти новую страницу

Оно напомнит голубицу,

Воркующую поутру.

Поэт одной Любови ищет,

И злобы чужд, когда правдив,

И с ангелами он счастлив,

Когда поет иль песни пишет.

         30.03.2008.

 

0015 Гимн Святой Екатерине.

Она избрала Божья Сына.

Она и любит и любима.

И в Царстве Вечного Христа

Она у самого Креста.

Что есть любовь? И что мы знаем,

О ней, когда приобретаем

Себе для вечности друзей

Среди рабов, среди Царей.

         16 апреля 2008.

 

Из Книги Пиитическое дело #7.

 

#9

Томила грудь мою тоска

И жажда вещего глагола.

Ее святого произвола

Я не презрел душой пока.

И вот — я видел Небеса

И солнце в славе полудневной,

Являвшее покой безгневный -

И я поверил в чудеса.

 

#13

В том крае птиц поют и соловьи.

Есть остров в океане одинокий.

Там ходит негр черноокий,

Хранит владенья он свои.

И слышит птиц, и отвечает им,

Зовет их именами как друзей.

И сторонится он людей,

И нелюдим.

 

#14

В молчанье дня, в теченье вечеров

Живет деревня на холме.

Там церковь и там было мне

Довольно счастья и трудов.

Но вот — в далекой стороне

Теперь живу я от нее.

И церковь смотрит на жнивье,

И звон ее не слышен мне.

 

#35

Был старец Серафим

Небесный человек,

И Богом был любим,

И вот за веком век

В земле своих отцов

Он славен как Святой -

Пришел он в Божий кров

Дорогою простой.

Любил своих врагов,

Души не чаял в них -

И средь Святых Отцов

Знаменье счастья их.

 

#52 Ода Отцу Ипполиту Хилину.

Старик любил коров и лошадей,

Он был монах, служил не для людей,

Для Бога Божие свершая.

И воля вышняя Святая

Ему дала над всякой хворью власть.

И дьяволу была его молитва страсть.

Старик тот веру чистую хранил

В душе своей — и Бог его благословил.

 

#71 Брату Андрею.

Учись! Вот мой тебе завет.

И с тем избегнешь многих бед.

Учи ученого и знай,

Что нет ученых через край,

Что нет ученых до краев,

Что мало опытных умов.

А опыт — глупости подарок -

Сын заблуждений и помарок.

 

#76 Ода к Пете (Акростих).

Отверсты длани Божества

Для праведных его детей,

Аскетов истины своей,

Которых вечные права

Пророчество и чистый ум,

Еще земле не преклоненный.

Творцам молитвы совершенной

Едва ль явится век угрюм.

 

#77 Дочери.

Тебе двенадцать. Что сказать?

Над нами правит благодать -

И скоро зрелые года

Тогда, дочурка, будь тверда

И не греши на свете много,

Храни себя и помни Бога,

Благословляй своих врагов

И не считай за дураков

Простосердечных, только с ними

Ты избежишь тенет гордыни.

Я был тебе плохой отец,

Но это сказки не конец -

Еще над нами будет счастье -

Все в нашей власти, в нашей власти.

 

#78 В День Маминой Смерти.

Нет смерти — жизни торжество

Не пересилит расставанье —

И вечность славная призванье,

Что простирает Божество.

Мы дети Божьи, и к Нему

Уйдем своею чередою,

И что исполнится судьбою

Как дар преподнесем Ему.

         6 сентября 2008.

 

#80 Маме.

Ты родилась у берега Китая,

Две трети жизни провела в Москве.

Ты умерла, но о тебе

Все славословье Рая.

Вот ангелы тебя поют,

Вот Бог тебе подносит чашу,

И днесь судьбу предвидя нашу,

Ты ждешь нам милость в Страшный Суд.

         7 сентября 2008.

 

#81 Сестре Людмиле в Ее День Рождения.

Тебе сестрица — долго жить,

Молиться, Господа любить,

Искать лишь истины Его —

И ты постигнешь Божество.

Болезни, гнев, враги и злоба

Пусть не найдут тебя до гроба.

За гробом ждет тебя покой

С Царицей Неба Пресвятой.

 

Из Книги Пиитическое дело #8.

 

#1

Могилою исправится мой век,

Все час последний уврачует

И все, о чем мой дух тоскует

Я обрету средь вечных нег.

Среди Святых на Небесах

Я буду радоваться Богу,

Как рад сейчас, но понемногу,

Когда сижу один в слезах.

 

#7

Когда Евангельская сладость

Коснется тихо наших уст,

Вы вряд ли скажете, что Пруст

         Приносит радость.

Вы не поклонитесь Саган

И Байрону. И будет слово

Известное опять нам ново

         И несть обман.

 

#9

Что мне сомнение о Боге?

Его бегу я как огня.

Сомненье гибель для меня —

         В нем вина многи.

То вина помраченья дней

И отвержения всех истин.

Себя мы ими не возвысим

         В судьбе своей.

 

#19

Я плохо сплю, бессонница моя

И ноутбук — мои соседи.

Начнем же вот — аз, буки, веди

Теперь мне други и семья.

Вперед Российский алфавит!

Воспой о Небе! Сделай милость!

Чтоб горькое не приключилось

И счастлив всякий был пиит.

 

#21

Что часть пути, что я прошел

Под гром могущества Владыки?

И вслед мне были слышны крики,

Что будто я с ума сошел.

Мне Неоклассицизм призванье,

Его не предал я ничем.

И я вины своей не вем

Пред ним, и есть мне упованье.

 

#23

Рубинов выше благодать,

Ее не взять за цену злата.

Ей часто нищета богата —

Бог ведает кому что дать.

Кто без богатства не жилец,

Кто не жилец без благодати.

Бывают деньги нам не кстати,

Такими их создал Творец.

 

#31

Когда из логовища зверь

Исходит на свою охоту

И в воскресенье и в субботу,

Бог не судит его — поверь!

Но, человек, отдай Христу,

Что должен. Время помолиться

Извыше нам определится

И в день скоромный и в посту.

 

#44

Жестокость скудоумна. Так

Из века в нас заведено.

Пороки — все они одно.

И всех их ждет и вечный мрак

И мщенье перед ним с Небес.

Нет счастья по цене греха.

Душа счастливая тиха,

         И несть ей бес.

 

Из книги Пиитическое дело #9.

 

#10

Я жажду мира утолил

Одною только жаждой Бога.

И пусть осталось мне немного,

Я к Небу духом воспарил.

Пора отврести словеса

Для всех священных песнопений,

Свой путь терпением гонений

Возводим мы на Небеса.

 

#14

Война бесов для нас страшна,

Но сладость средь нее сокрыта.

Она смирение пиита

Во отвержении вина.

С какой тоской приду на пир,

Где вечность всех нас расположит.

Мой ум понять того не может,

И вновь приходит пред Потир.

 

#19

Бегай юности лукавой,

Во делах своих не правой!

Бегай старых хитрецов!

Так спасет в конце концов

Бог тебя великий в славе.

Что нам в юности лукаве?

Что нам в старости хитрой?

Бог над нами всепростой!

 

#20

Гордость это язва духа.

Что беречь ее? Томима

Ею жизнь моя. Любима

Мой смиренная старуха,

Но за то в целом мире

Целомудрие и радость

Ей открыты. Эта старость

На моей поима лире.

 

#22

Я веки вечные искал

Свою любовь. И вот нашел -

Она перун, она глагол,

Она таинственный фиал.

Я немощен, но тайной сил,

Что движут миром и людьми

Я подвигаюся к любви,

Которой я уже вкусил.

 

#23

Я в исступлении узрел

Один таинственный предел,

Где Дух парит над естеством,

Его зовом мы Божеством.

Он мирен, сладок и хранит,

Все, что составит нам пиит

Из многих дум, средь многих гроз,

Для покаяния и слез.

 

#24

Что целомудрие? Любовь!

К тому, что Дух, к тому, что кровь

И плоть, что движется в страстях

Покуда не сойдет во прах.

Что развращенность? Сила тьмы,

Что губит слабые умы.

Она влагает острие

В любое праздное житье.

 

#28

Вкусив от тука на земле,

Мы жаждем пищи неземной.

И склонны к участи благой,

Взыскуя Божие себе.

И вот тогда мы ждем беды

От искушений без конца.

Но страх земной удел слепца,

Бог нам цельба от слепоты.

 

#29

Мы потрудились ради тел

И презирали вечный дух.

Но Небеса разверзли слух

И мы чудимся прежних дел.

Куда идти откроет Бог.

Здесь все пути в один исход.

И каждый так себе идет

Как изыскует средь дорог.

 

#31

Я старость жду как благодать,

Чей мир давно уж мне желан.

Ей не увидеть чуждых стран.

Одно отечество желать

Я научился среди дней,

Когда молился и скорбел.

Отечество для правых дел

Всегда удобней и милей.

 

#38

Бог есть любовь. Антихрист нет!

Христос есть тайна. В нем одном

Преуспеваем и живем.

Антихрист же — лишь злой совет.

Беги Антихриста к Христу!

И Чашей вечной торжества

Ты обретешь свои права,

Как то прилично естеству.

 

#39

Воспримем лиры и споем

О Боге праведном своем!

И Матерь Божью будем петь

И в нас не преуспеет смерть.

И тайны явятся средь нас

В пророчествах иных времен.

И будет дьявол побежден

         Во тот же час.

 

#40

Кто духом ведает, что Дух;

Кому отверсто свыше все,

Тот имя позабыл свое

         И к славе глух.

Кто созерцает верой мир,

Тот устранился от страстей

И посвящен душей своей

         В Потир.

 

Из книги Пиитическое дело #10.

 

#1

О, чернокрылы вороны! - куда вы полетели?

«Мы витязей доели, что в поле околели.»

         Кто их оставил там?

«О, грозные врагам,

         Они там бились смело.

         Их проиграло дело.»

 

#4

Кто первый среди нас певец?

Кто Богу угождает боле?

Кто в Вышней научился воле

Стяжать себе златой венец?

Он в тайне. Тихий монастырь

Его стенами окружает.

И целый мир его не знает.

И он не постигает мир.

 

#6

Посвятим же Богу звуки,

Что стяжали от науки

Поэтической. Затем

Проповедуем мы всем

Часть прекрасную на свете.

Но к чему надежды эти?

Мир наш зол, и для него

Мы не значим ничего.

 

#12

Высшим смыслом озарится

Нам чело пред дверью гроба.

Примет нас земли утроба,

Чтобы нам не возгордиться.

И смиренные предыдем

Мы пред Вечного Владыку,

К ангелов причастны лику

В Царство Вечное возыдем.

 

#16

Трудно нам себе признаться,

Что мы живы лишь до гроба.

После суд Святого Слова.

Как на нем нам оправдаться?

Мы старались утрудиться

Во грехе многопечальном.

И путем многострадальным

Мы отыдем, может статься.

 

#18

Кто Царицею Небесной

Укрепил свои надежды,

У того раскрыты вежды

Для природы бестелесной.

Ангелы к тому приходят,

Чтобы разделить трапезу.

Тот прольет о Небе слезу

И молитвой не бесплодит.

 

#19

Трудность жизни постоянна,

Непреложна и превратна,

Грешным душам не понятна,

Душам праведным желанна.

Так одни погибнут ею,

А другие ей спасутся,

И на Небе обретутся.

Как? Постичь того не смею.

 

#23

Вот Рождество. Стекаются к Церквям

От всюду люди богомолы.

И оживают Божие престолы.

И откровенье Царским есть Вратам.

Вот служба служб Святая Литургия.

Ликуют ангелы на Небесах.

И плачет о грехах своих монах

Причастный в таинства святые.

 

#24

Погибнет ночь при свете дневном

И благодатном и безгневном.

Рассеется повсюду тьма,

Звезда сокроется сама.

И будет день, и будет свет.

Но по закону всех планет

Обратно ночь придет ко свету.

Не постигаю тайну эту.

 

#25

Что чудо есть исповеданья

О Боге древнего преданья.

В нем веры нашей врачество.

С ним пересилит естество

Наветы вражьи в Божьей воле.

Оно светит в сей мир доколе

Не освятит его совсем.

Когда случится то не вем.

 

#27 О Святой Людмиле.

Руками жаждавшими зла

Она удавлена была.

Но видит Бог своих людей,

И чудесами от мощей

Ее был вразумлен народ,

Он поклоненье воздает

Теперь ей в Праге и повсюду.

Я ей теперь молиться буду.

 

#29

Я вышел в путь. Мой ноутбук

Работал тихо под рукою.

И поэтической тропою

Вошел я в сретенье наук,

Но поэтических. И ими

Теперь я жив. И говорю,

И песни чудные творю,

И ожил судьбами благими.

 

#32

Давно я пел о деве юной.

С тех пор минуло много лет.

Но вот все тот же я поэт

И своенравный и безумный.

Кто усладил младые дни,

Тот вкусит старость беспечально.

И пусть он жил многострадально,

Но знал он радости свои.

 

#33

Забудем зло для простаков,

Что приняли за дураков

Святых и с тем свершили дело

Свое и злобно и не смело.

Мы дерзновенны- нет! - не им

Указывать нам путь свободы.

И вот, когда минуют годы

Мы приложимся ко святым.

 

Из книги Пиитическое дело #11.

 

#1

Всепопечительные власти,

Непопечительный народ

Страдают всласть из года в год,

Страдая вместе лишь отчасти.

Властям всегдашний урожай,

Дома, обновы и машины,

Народу горькие кручины

И вдруг подачки невзначай.

 

#3

Давно, когда еще язычник,

Я к христианским письменам

Питал любовь по временам,

Но был в науках не отличник

Божественных. Мне идол был

Чужд и смешон, но славить Бога

Я не умел. Вела дорога

Меня в пределы Вечных Сил.

 

#4

Я тороплюсь, пишу украдкой.

И стал компьютер мне тетрадкой.

Что сочиню, скорей в него

Малютку друга моего.

Мне ноутбук стал вдруг скрижалью,

Где всякою своей печалью

Я исхожусь из года в год

И приношу веселый плод.

 

#5

Словоохотливые дали

Меня собой еще манят.

Но нынче с Небом говорят

Мои восторги и печали.

Предаться ль им, оставить их.

Все мне равно. Я стал свободен

От похоти стиха. Мне сроден

Один лишь только чистый стих.

 

#8

Harry Potter был злобный колдун,

Что перстами не знал лирных струн.

И весь век воевал с колдунами

И гордыня его словно камень.

От бесчисленных бедствий его

Он с собою не взял ничего

В дом Господень. Ему ли молиться?

Он Антихрист, что должен явиться.

 

#10

Псалтирь мне тихая споет

Велеречиво и прекрасно,

Что наша жизнь — нет!  - не напрасна.

И что Господь нас призовет!

Откройте реки песнопений,

Пусть их потоки истребят

Души многоплачевный ад

И дарят чудо настроений

Святых, к которым лишь одним

Природою своей мы склонны.

Пусть эти воды благотворны

Меня соделают святым.

 

#11

Давно я думаю сложить

С души моей удел поэта,

Забыться суетою света

И незаметно опочить.

Но вновь и вновь касаюсь лиры

И звуки чистые летят,

Они перунами горят,

Они предвестники Порфиры.

 

#12

Полно, полно веселиться -

Свыше нам Господь явится

И тогда восплачем мы

Во грехи облечены.

Что нам молодость? Что старость?

Что нам силы? Что усталость?

Все пред Богом, все пред Ним!

Нам свидетель Херувим,

Что раскроет судеб книги -

Добрым в радость, злым в вериги.

 

#16

Наполним фимиамом дом.

И сотворим молитвы слово,

Чтоб Бог был среди нас и снова

Найдем свою надежду в Нем.

Начнем свой пир во память тех,

Кто были нами так любимы.

И с нами будут Херувимы

Среди простых земных утех.

 

#21

Стихи, стихи — пустые книги.

Не лучше ли пирог черники

Иль ежевики с вишней. В них

Все нам полезнее, чем стих.

Мой стих желудку не полезен,

То кроток он, то преболезнен,

Но скорбью все не о земном,

А о Небесном и святом.

 

#22

Плененный властью Божества

Над рифмой всякой неразумной

Ищу премудрости безумной,

Которой полна голова.

Ее рассудком постигая,

Я отвращаюсь от людей.

И славы я бегу своей,

Покой в бесславье обретая.

 

#26

Все аборты, все убийства.

Кровь от дола вопиет.

Человек себе живет

Для нажив и винопийства.

Праведность мала числом,

Но восстанет поколенье

И абортам запрещенье

Скажет громкое потом.

 

#27

Сколько сердцу не роптать

Все в могилу обратиться.

Бог нечаянно явиться

Поспешит как нощьный тать.

Будто шумен от вина

Он восстанет на народы.

И настанет суд природы

И она не все одна.

 

#29

Постараемся простить

Всех, кто нас еще обидел.

Кто суд страшный не предвидел

И спешил нас сам судить.

Всем простим. Оставим суд

Для всемощного Владыки.

И для милости велики

Сей подымем тяжкий труд.

 

#32

Выпьем хладное вино,

Что студено будто сердце,

Чье уже сыграло scherzo,

Ну да Бог с ним! Все одно.

Чистый виноградный плод

Отойдя лозы зеленой

Стал нам влагой опьяненной,

Так и жизнь во свой исход.

 

#38

Что музы? Тени и мечты!

Что гений! Воздух бестелесный.

Так звук античности бесчестный

Меня еще волнуешь ты.

И ветреность твоих молитв

И звук сладчайший песнопений

Через уставы поколений

Приходит в радости мои.

 

#39

Кто сотворил молитвослов.

Иль гром явившийся нежданно

Иль время тихое пространно.

Что много слов? Что много слов?

Я пил нектар его, к устам

Опять преподнося как чашу.

Им я досуг свой приукрашу

И час иной ему отдам.

 

#43

Царице Неба и Земли

Преподнесем скорей моленье.

И будет свыше заступленье

И освящение любви.

Она одна поднять возможет

Нас от юдоли скорбных грез.

И мы спасаемся всерьез

И сердце согрешить не может.

 

#44

Полно, полно! Кончим книгу.

В ней стихи, стихи, стихи,

Что пусты и что лихи.

Но оттоле поелику

Уповали мы воспеть

Только Вышнее и благость,

Слава свыше нам досталась,

Мы сумели преуспеть.

 

Из книги Пиитическое дело #12.

 

#1

Мы летим обыкновенно.

Жизнь как смерть — всегда мгновенна.

Кто-то в ад, а кто-то в Рай,

Кто-то хватит через край -

Проживет десяток лишний

И нам будет добрый ближний.

Но у всех один конец.

Что задумался, певец?

 

#4

Разрешен оков я сильных.

Стих от правил мой старинных.

Он взойдет на Небеса

Как слеза и как роса

И возляжет на алтарь.

Так пророки пели встарь.

Мне теперь у них учиться

И поститься и молиться.

 

#5

Что доброго в твоей планиде?

Ее в каком ты видел виде?

И что она тебе явила

И над тобою совершила?

Гороскопом ты узнал

Про своей судьбы финал.

Но что толку верить в бредни,

Поспеши скорей к обедни.

 

#6

Песни, песни удалые

Да о славе все России

Наши воины поют

И далече в бой идут.

Кто же им не подивится?

Русский человек как птица.

Нынче здесь, а завтра там.

Для него и Божий храм

И святые Небеса,

И сибирские леса.

Он один во целом мире

Жив лишь об одном Потире.

 

#10

Когда кумир смешной и глупый

Народ мой Богу предпочтет,

Тогда Антихрист наречет

Его свой дурной прислугой.

Не может русский человек

Быть верный идолослужитель.

И вот восстанет Сокрушитель

Последних сатанинских нег.

 

#15

Мне давно известно все,

Что со мною приключится.

Жизнь моя одна страница,

Где все умещу свое.

Пел, любил, болел, скончался.

Вот и все, что скажут вам.

Дани же моим грехам

Я платить не обещался.

 

#18

У Царицы у Небесной

Есть и образ безызвестный.

Там с простою головой,

Сыном Ей теперь одной

Ждать свечи себе в притворе.

Но во ангельском то хоре

Слава есть ему вовек.

Ангел — он не человек.

 

#23

Сколько сил положено,

Чтобы песнь пришла во силу,

Чтобы ей быть люду милу.

Да и это ли грешно?

Гимны чистые о Небе,

Что воспел я не во гневе

От гиены упасут

Нас с читателем за труд.

Труд, чтоб мне писать понятно,

А ему читать занятно

Гимны чистые мои

О Божественной любви.

 

#26

Триумф мой славен без печали.

Я был в опасной стороне,

Но завещал стихи одне

Для совершения морали.

Мораль есть милость Божества.

Мы ей дорогу открываем

К тому, чего еще не знаем,

Но входим в вышние права.

 

#29

Причина согрешений в гневе.

Словоохотливости блуд

Нам поставляет в тяжкий труд

Судить свое о Вышнем Небе.

Но вот случится умереть -

И что мы Господу ответим,

Когда Его по смерти встретим.

Во что нам будет эта смерть?

 

#31

Антихрист это наказанье

За нераскаянность мою.

Но не о нем весь век пою,

Еще есть свыше призыванье

Исполнить праведный глагол

Ко алтарю теперь святому,

Чтоб славу дать Господню дому

И чтоб народ в него вошел.

 

#32

Печаль моя не о грехе,

Что в юности моей свершился.

Она о том, что стих свершился,

Но нет премудрости в стихе.

Я прожил жизнь в пустых мечтах

О том, что ждет меня за гробом.

Но днем теперь начнется новым

Труд исчисляемый в стихах.

 

#33

Вот книга кончилась! От ней

Воспомяни потом, потомок.

И коль она тебе знакома,

То помолись о мне сильней.

Я жду молитв. Я бедный грешник,

Что перешел свой дольный путь,

Стремясь все к Небу как-нибудь

И был бессмысленный потешник.