Сергей Стрельцов.
Случайные стихи.


0001
Я русский- Да! Но этот звук
 Пусть никого не испугает.
Моей души последний друг
 Он в ней живит и пробуждает
Дух лучших истин, мой Отец! -
 Надежду, веру и отвагу
И, Слава Богу, наконец-
 Любовь к общественному благу.


0002
Любите Родину, друзья.
 Она вам мать, она старушка.
Ее глаза печаль моя,
 Ее глаза свеча-полушка,
Что все горит— не догорит,
 В которых предзакатный лучик,
Что мне о чем-то говорит,
 Зачем-то это сердце мучит.


0003
Провидец судеб удивленный-
Поэт увидит в мире сем
И ужас дней неизреченный,
И страсть с погибельным мечом,
Живой красой меж нас блистая,
Она является подчас,
Затем, чтоб сердце поражая,
Спасти хотя бы совесть в нас.
И ей повинны мы до гроба,
Смиряемся пред роковой.
И мира праведность и злоба
Приходят в нас, неся покой.
Поэт их гением смиряет,
Его тоске они чужды,
Он только небо замечает,
Что выше всякия вражды,
Он жив одним его движеньем,
Он им проникся среди гроз,
И судеб новым пораженьем
Он не волнуется всерьез.

0004
Давно ли петь я собирался
 Достоинство иных времен
Которым много обещался,
 И много должен вместе с тем.
Какая скука наши годы,
 Какая все в них маята-
Бегут беспечные народы,
 Блестит трусливая пята—
Она покой отцов боится,
 Она испуганная им,
Желала б даже и беситься,
 Но не ступать путем святым.

II
Ее за это кто осудит,
 Кто слез над нею не прольет.
Лишь тот, кто злое сердце губит,
 И злою похотью живет.
И в том цена, тем, впрочем, многим—
 Кто поспешил в широкий путь,
Кого укором пусть не строгим
 Мы не спешим теперь кольнуть.
Кого улыбкой постоянства
 Влечет шутливая судьба,
Кого в веселое убранство
 Рядит гудящая толпа,
Кто жив мгновением безумным,
 Кто даже сердцу вопреки
Желает жить смешеньем шумным
 Влачась послушно в дураки.
Его награда в этом иге
 Обманчивая на чело
Она падет, как тень вериги,
 Что тянет в ад невесело.
Он аду стал анахоретом,
 Он дышит грудию его,
И призраком пред павшим светом
 Спешит, не видя ничего.
 

III
Достаточно сказал я истин,
 Достаточно я песен спел.
И если что-то не домыслил,
 То не затем, что не хотел
Смеяться я своим порокам.
 Иные в них нас веселят,
Пред опытным и нежным оком
 Рассыпав просвещенья яд.
Но, что же нам до просвещенья,
 Наш век и темен и угрюм,
Он тень несчастного сомненья
 А не питомец высших дум.

0005
Мой век пройдет, как тысяча веков
Пройдет потом; под сенью облаков
В бессильной нежности, достатке и гордыне
Иль скромности, труде, намоленной святыне-
Он будет жить, когда миную в Вас-
Друзья и недруги. Пленительный рассказ
О нем найдет в любом воображенье
И сострадание и умное сомненье:
'О смертный- Ты ль- для лиры смел оставить
Все нужды низкие, все что едва ль прославить
Могло Владычество Владевшего Тобой
И сладкий стих и самый образ Твой.'

0006.
Прощай, прощай Печаль моя,
   Последний сон моих Надежд.
С Тобой не позабудусь я,
Жизнь прошумит как звон ручья
   Меж гордых и невежд.

Но Мысль отравлена Тобой,
   Но в сердце только Ты.
И все что было в нем Мечтой,
Растаяв вдруг как звук пустой,
   Развеет все мечты.

0007
   
Ah! que mal a propos
 
Dans un maleur si grand tu parles de repos.
 
III.III Le Cide. Corneille

Я лиру разломил рукой.
   Прощай, безумная подруга!
И разум мой, сей раб досуга,
   Уже тоскует о другой:
Приди! В ответ ему не слова.
   Он весь- мольба, он весь- призыв.
И, мир крылами осенив,
   Над ним летят в подобье крова
Туман и тучи. Страшный сон.
   Где Ты теперь- младая дева;
Мечта любви, мечта напева.
   Твой след исчез. Где ныне он?
Судьба изменчива меж нами.
   Давно я не противлюсь ей.
О Небо!- сердце мне согрей,
   Любимой нет, Ты ж всюду с нами.

0008
Терпение приводит, друг,
 Нас к счастью долгою тропой.
И что на ней откроем вдруг,
 То нам оставил там другой.
Его молитвам и скорбям-
 Участием обречены-
Дни наши оставляют нам,
 Как тайный дар- святые сны.
И с ним, как с праведной душой,
 Мы о себе не говорим,
Лишь некой тайною святой,
 Как страстью некою горим.
Она, она сильнее нас,
 В ней совершился ход времен,
И свет иных и лучших глаз,
 Был ей одною освящен.

0009
Забудь, что говорила ты,
 Что любишь навсегда.
 Любовь как вешняя вода,
Как легкие мечты.
Ты дышишь ей? Ей все равно!
 Ты умер за нее?
 Но ей внимание твое
Иль прочих- все одно!
Жди благодарности страстей!
 Живи от их молитв!
 И из суровых жизни битв
Беги тогда скорей!

0010
Душа моя, что скажешь ты,
 Когда придешь на суд.
Твои ль безумные мечты
 Тогда тебя спасут.
От них, от праведных скорбей
 Ты ль сможешь оправдать
Немой позор тоски своей,
 Привыкшей уступать,
Чужому злу, своим страстям.
 Последним ли путем
Пойдешь, душа моя, ты там,
 Где все казнят огнем.

0011
Тревогам дня предпочитая грусть
 О днях, которых больше не вернуть,
Я говорю своим сомненьям- "Пусть!
 Душа моя уже могла вдохнуть
Тот воздух жизни, сладостию чьей
 Я жив и до сих пор- и буду жить-
Что как один таинственный ручей
 Что смог меня в пустыне напоить."

0012
Блажен, кто верит! Благо все ему!
 Блажен, кто чист! Тот истиною благ!
 Блаженны те, кто про родной очаг
Не скажет слова злого никому!

Им край чужой- пристанище на миг,
 Отчизна их зовет из дальних мест.
 И все, что духу слышно их окрест-
О Родине один печальный крик,

Подобный тем, что слышен в журавлях,
 Когда пристанет время покидать
 Родной курень, и так о сыне мать
Кричит узнав, что пал в иных краях.

0013 - Ода, которая вяло начинается, но получает приятное продолжение.

  Credite, Pisones...
  
Horace

Добрый Вергилий привил нам известные взгляды.
Есть и в гекзаметре, кажется, собственный гений.
Чтобы писать им не нужно учиться латыни.
Кто-то скорее всего здесь укажет поэту.
"Ты ли, счастливец, решил этой штукой дурацкой
Нас веселить позабыв о великой эпохе?
Полно, безумец! кривляться. Есть много такого,
С чем о поэзии мы навсегда забываем.
Включим ли радио- что там? Одни ли поэты?
Музыка. Музыка снова и снова и снова.
Что ты на это ответишь? А шутки какие?
Все про товары, Америку, лучших из лучших,
Или скажи-ка, я вижу, что ты в это веришь-
Может апостолы где-то писали куплетом?
Или пророки размер не забыли для песен?
Что ты ответишь? Не знаешь иль врать разучился?
Милый, забудь! Лучше пиво и девки и звезды!
Вот где поэзия. Или включи телевизор-
Вот где герои и боги, и храмы и жрицы.
То-то не думай, что мы родились дураками.
Или давай в Internet на минуту заглянем,
Где здесь поэзия? Да- есть журналы их много,
Только читай, да тоскуй о порядочных людях!
Так вот, художник неправедный!- что ты ответишь?"
Полно, о главном. Давай лучше выпьем по рюмке.
Водка и свежие овощи- вот, что полезно.
Помниться в детстве я глупый любил больше вина.
Думал я буду умней, если выпью немного.
Ну, а поэзия- знаешь? О ней не тоскую,
Много я видел. То денег на жизнь не хватало,
То для жены я берег это глупое сердце,
Тщетно скрываясь от женщин, в которых влюбился,
То для Христа, забывал я и те развлеченья,
Что целомудрие нам оставляет зачем-то,
То для ребенка я думал покинуть навеки
Лиру, чтоб после в душе за меня не стыдился.
Только коварная страсть- за которую так я наказан
Снова во мне. И прогнать ее мне бы хотелось.
Это не шутка. Кто шутит так плоско и глупо!

0014
Восток блеснул лучом бессонным
И по зерцалам скучных вод
Бежит, даря мгновеньем томным,
Горячей лавою восход.
Его огонь неопалимо,
Стремясь меж ласковых берез,
Уже обнял неразделимо
Дома и лес, и сенокос.
Все в дымке тающей тумана,
И я, скитавшийся в ночи,
Устал, и тихая поляна
Открыла мне свои ключи.

0015
Жизнь протечет как шум досужный-
Вчера смешной, теперь ненужный.
И кто венец на траурном холме
Воздаст ей за труды неясно мне.
Но от отчаянья, от муки безысходной,
Души пустой, души полуголодной,
Порочной здесь и там- смеяться ей
Приятней что ни день, и что ни день смешней.

0016
Туман рассеется. И снова предо мной
Раскроется небесной силой
Твой образ кроткий и живой
И оттого святой и милый.

Но где иcкать его? Вокруг
Бездвижна пелена тумана-
Где ты?- ответь, любимый друг.
Все только тихо и пространно.

0017
Мечты! Мечты. Прощайте- Вы подруги.
 Как девы древности, как в вечность проводник
Вы часто мне протягивали руки.
 Я их любил, им верил, к ним привык.
Однако, время! Зрея понемногу,
 Я одолел пристрастие свое.
И забывая Вас, в житейскую дорогу
 Иду решительней, и все навеселе.
Теперь уже пьянит меня иное.
 Остыв к любви и ласке роковой,
Я полюбил содружество земное-
 И не нашел средь Вас мечты земной.
Лишь в смертный час увидимся мы снова,
 Когда мой век раскроет предо мной
Под сению таинственного крова,
 Господь и Бог небесный и земной.
Там будет суд, там прозвучат над Вами
 Прекрасные и честные слова.
И Вы- мечты не ставшие делами
 Осудите свершенные дела.
Им поделом- но Вам по чести Вашей
 Уже никто за гробом не воздаст.
И сестры новые, но Вас милей и краше
 В иной душе поднимут дружный глас.

0018
 I may be wrong, but I confess-
  As far as it is right or lawful
 For one, no conjurer, to guess-
  Its seems to me extremely awful.
 
 Thomas Moore. Fables For The Holy Alliance.I (A Dream.)

Кто славу родине вернет?
Молчат войска и патриот,
   Молчит парламент и Плебей,
Взирая грозно на трибуны,
Беззвучно шлет свои перуны-
   Он не обучен для речей.

II
Молчит еврей, сверкая оком,
С тоской о прошлом не далеком.
   Молчит чиновник- он считает
Как много сможет он успеть
Дать-взять за землю, газ и нефть
   И- быстрый мыслью- постигает.

III
На землю пала тишина.
Лишь скрип пера, да плеск вина.
   То Ты, о Небо!- не молчишь.
Презрев метал и род презренный.
Я слышу голос твой бесценный-
    Ты плачешь?- Да! но говоришь.

0019
Былое овевает нам чело,
Своей нездешней беспокойной думой.
И с нею мне все кажется светло
И даже философии угрюмый,
Крылатый след, ложася на черты
Пытая дни, и ускоряя ночи,
Решая как угольники мечты-
Что остроумней, выпуклей, короче-
И даже он. Залетный командир
Моих неисполнительных желаний,
Моей любви несовершенный мир,
И вестник всех печалей и страданий.
И даже он, глядит повеселей,
Всему вдруг сделав честь, иным немного,
Деля меж нами в радости своей
Короткий миг, хотя бы ради Бога.

0020
Прощай, любимая! Прощай.
О мне и плакать позабудь!
Любовь, как прежде, привечай-
Она к тебе найдет свой путь.

И в том краю, где я умру,
Среди бесчисленных имен,
В которых сердце разорву,
Я буду плакать о твоем.

И в тонком сне узнаешь ты
Мое блаженное лицо,
Мои последние черты,
Мое венчальное кольцо.

0021
Пируй, о младость! Век не медлит.
И скоро нас посеребрит,
И скоро нас с тобой разделит
И одного угомонит.
Так надо нам. На то призвали
Отчизны страшные часы-
Такие робкие в начале
И наши слабые гласы.
Восславим Бога! Он ответит
Врагов безумию за нас
И наши косточки приветит
Его рука в последний час.

0022
Увенчан славой Герострата,
О чем ты молишься теперь,
Когда Зевес или Астрата
Тебе в полночь откроют дверь.
Треножник сквозь черты сияет.
И пламенем его объят
Свой зрак сердечный направляет
Твой зрелый ум назад, назад!
В минувшее. В его пучину,
Где скрылись с горестным венцом
Огонь разрушивший храмину
И отрок с девичьим лицом.
Вернуть невинность невозможно.
Она, голубкою вспорхнув,
Уже умчалась бестревожно,
В златом закате потонув.

0021
Тернистый путь нам свыше дан
Владетелем всего блаженства
И в нем источник совершенства,
И в нем источник наших ран.
И ропот пред его всесильной
И благодетельной рукой
Смиряют благость и покой
Последней ласки замогильной.

0022
Поэт- ты болен, ты хандришь,
В груди погас источник славы
И вдохновенну сень дубравы
Ты вновь уже не посетишь.
Отдохновенье друг покоя
Уж прикоснулося тебе,
И близит ветреной судьбе
Его знаменье роковое.
Но краток сей блаженный миг,
Уж перст движеньем охладелым
Качнулся к струнам и умелым
Движеньем вечности достиг.

0023
Теперь- вакханки молодые-
Куда направите свой бег?
В поля широкие России?
Где все одни цветы иль снег,
Где Вашей дружбой долгожданной
Уже томится пастушок,
И тихой музыкой не странной
Уже звучит его рожок,
Где все без имени, без звука,
Без ласки Вашей роковой
Одна несказанная мука
Души безвестной и одной.

0024
В тиши полей благоуханной
Есть неоцененный цветок.
Его красе непостоянной
Свой тонкий луч простер Восток.
Он дышит негой впечатлений,
Над зыбкою его главой
Возносится летучий гений
Стокрылый ветер полевой.
На лепесток его росою
Возляжет влагою ручей,
И дева нежною рукою
Прильнет его к груди своей.

 



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Flag Counter