Сергей Стрельцов
Оды и Элегии.

 

0001
Я стал простым, по странному везенью
С
пасаясь от тоски беспечной ленью
То думать, то смотреть, то говорить,
То с кем-то спорить, ссорится и пить,
То вычислять по сказкам и анналам,
Когда еще я стану добрым малым,
То помнить зло, то помнить имена,
Аль лица- все история одна.
А то как вспомнится- нет лучше позабыться.
Вот есть Псалтирь- зачем не помолиться?
И если нет, опять и снова- нет-
К Святым Отцам на праведный совет-
Не тянет к ним- да что читать я стану,
Le Point и Times пока не по карману.
И толку в них?- все мрак да суета.
И дух не тот и буква да не та.
 

0002
Все тлен и суета, и в этой суете
Подобна жизнь бессмысленной мечте,
Что родилась в рассудке нездоровом
На смех врагам и глупым и суровым,
На слезы тем, кто все же любит нас,
Но мало их- и меньше, что ни час.
Вот Ты да я, но до известных пор
П
родлится этот лишний разговор.
Ни искренность, ни клятвы, ни молитвы
Нас не спасут от сумасшедшей битвы,
За миг покоя, за мгновенье дум,
В которых Небо посещает ум
То ужасом, то верой, то мечтой-
В ней та же жизнь,- но сущности другой,
Ее постичь я слаб и не посмею-
Ум власти не имеет мой над нею.

0003
Я философствую- но немощи степенной
Д
ля кафедры живой и сотворенной,
Ни стойкости жестокой и пустой,
Что кормится мятежною толпой,
Ни зауми все как-то говорливой,
Везде обласканной и вечно несчастливой,
Ни похвалы ни нашим дуракам,
Не их советам или кошелькам,
Ни бабских дел, ни девичьих секретов,
Ни дури всех дурдомов и поэтов,
Ни ясновиденья, ни тайны мировой
Со мною нет. И правда- Бог со мной!
Как жаль, душа моя, что этого ума
Ты не находишь просто и сама.

0004
В пустыню- к добрым овцам и отцам,
Где хорошо и тем, кто есть и нам,
Где даже труд внимает благодарно
Душа ленивая и глупо и бездарно,
Где нищий кормит нищего и в этом,
Долг видит свой и перед падшим светом
И
пред Владыкой всякого добра,
Где хитрость всякая как-будто не хитра,
И сострадание приходит к хитрецу,
Не по делам, но как нельзя к лицу,
Где все спокойно, как в душе у тех,
Что ради Бога позабыли грех,
Которым не упустит посмеяться
И
суета и все, кто с ней роднятся.

0005
Туман, но что в тумане этом?
 Волк, рысь иль некий зверь лесной
П
о мне грядущий тайно следом
 Или припавший предо мной.

Я поверну коня- и ходу.
 Вперед!- в равнины и леса,
Где все вошедшее в природу
 И
меет лик и голоса.

0006
Зима прошла и вот за ней вослед
П
ришла весна, а лета нет и нет.
Чуть тикают часы. Дождем холодным
Л
ьнет небо к нивам плодородным,
И ветер гонит тучи по холмам
Туда-сюда и отовсюду к нам.
И если солнце проблеском полдневным
О
ткроется, то только зноем гневным
Рассыплется по лужам вековым,
И вновь уйдет тепло оставив им.
И ни перо мое, ни молоко в стакане,
Ни утро утонувшее в тумане
Ничто не суетно, и кровь моя тиха,
Как будто нет ни смерти, ни греха.

0007
Л
юбил ли я? Нет лучше пошутить
Довольно глупостей, довольно рассуждений.
Я был один и мой недобрый гений
Нас раздразнил, надеясь погубить.

Любил ли я? Увы иль не увы
В
се то, что прожито нам служит осужденьем.
Мы помрачились горьким помраченьем,
Безумию склонив свои главы.

Любил ли я? Ничто и никогда
Н
е прояснит, наверное, меж нами.
И длинными не повернуть речами
Н
и радости, ни слезы, ни года.

0008
Я спокоен. Тонким серебром
 Лунный свет залил леса и нивы.
Грудь Твоя вздохнула сладким сном.
 И да будут сны Твои счастливы.

Надо мной Бессонница кружит,
 Мучая полночными крылами
Совесть, что привычно говорит
 Л
ишь о том, что было между нами.

0009
В
от уже луна склонилась к стогу
И глядит, как баба на дорогу,
 В темну речку, и бежит по ней
 От луны серебряный ручей.
Брешут псы, упав с сырое сено.
И рыбак, в болоте по колено,
 Бросил удочку за ближний бугорок.
 Скоро утро. Свежий ветерок
Гонит клочья ветоши тумана.
Поздно спать, а просыпаться рано.
 Я пойду корову подою.
 Хорошо! А все же не в раю.

0010
У
же душа моя не здесь.
 Она уже в загробном мире.
 Скажи ей только- три-четыре-
И я отправлюсь в эту весь.
 Таким как я не одиноко.
Так было здесь, так будет там.
Мне этот дар не по грехам
 И
я ценю его высоко.
Жизнь. Смерть. Разлука. Небеса.
 Иль Ад, который слепок мира.
Все Ты. Все Бог. Все чудеса,
 Любовь, поэзия и лира.

0011
Н
ет Бог простит. Нет Бог поймет
Моей любви печальный гнет.
 Но пусть усталою душой
 Дурной и грешницей большой,
Что даже мир в ногах своих
Не ценит и в нелепый стих,
 Что даже страх судьбы своей
 Не ставит над ценой страстей,
Что вся теперь пустынный прах
Влачится в суетных ветрах,
 Что вся мгновение одно,
 Что свыше мне предрешено-
Душою ветреной как дым
Я буду, Господи, Твоим.

0012
К
огда, уже решив увидеть свет,
Ты подключил компьютер к Internet.
 Иль раз в полгода носишься в Афины
 У
видеть вещей древности руины,
И Лондон стал Тебе родимый дом
И начал дуx томиться даже в нем.
 И Океан открыл Тебе врата
 Н
а Новый Свет и вновь туда-сюда.
И Индии сосуд благоуханный
Тобой испит и боле не желанный.
 И Африка с охотою своей
 У
ж кажется забавою детей.
То- есть Господь! И почитать псалтирь
Е
зжай ты, мой приятель, в монастырь.

0013
А
х наши рифмы растакие,
Что славу добрую России
 Доставили до наших дней,
 Чем невозможней, тем ясней.
Как сталь горящая в сраженье
Они явились в поколенье,
 Что свыше на известный срок
 И
збрал для славы Русский Бог.
В них все от власти предизбранной
Всегда далекой и желанной,
 В них все от счастия Его,
 Их пламень- наше естество
Проникнув, оживает в нас
Не блеском бесполезных фраз,
 Но силой истинной любви-
 И Бог ее благослови.

0014 (Сонет к Случаю)
Бывают в жизни совпаденья,
 Которых сердцем предузнать,
Не тяжело, но— как сказать?-
 На все свое благословенье.
И если я еще грущу
 О
чем на свете сердцем праздным,
То Проведеньем безотказным
 И то, что в мире я ищу
И то, о чем еще не знаю,
 Но прозорливою судьбой
Оно расчислено за мной,
 Непостижимо обретаю.
И все томление мое
О
тходит вновь в небытие.

0015
Светило Севера блистай.
 Краса- Твое предназначенье.
И тьмы короткое мгновенье
 Лучом восхода сокрушай.
И хлада ветреного зимы
 И
лето полное надежд
Ты наслажденье смертных вежд
 И смертных друг необходимый.
 

0016
К
ак шаль из томных облаков
 Уже по небу перетек
 Немой закатный ветерок
Он перетек и был таков.
 
Я полусплю и в полуснах
 К
о мне идут мечты, мечты.
 В них чисто и светло, и Ты
П
риходишь в свете и цветах.

Мой сон- волнующий, но сон-
 До часа смертного со мной
 П
ускай оставит свой покой
И все, чем был для сердца он.

0018
Я отзовусь рукой сильней
 Н
а этой лире золотой.
 О песнь моя! пребудь со мной
И
будь наперсницей моей.

Куда умчались наши дни,
 О сердце гордое остынь.
 Все: слава Богу! и Аминь!
И были ль счастливы они.

Ведь нет. Что ж не хватало им?
 Пустое! Мелочь! но за ней
 Мы расточим остаток дней,
Рискуя счастием своим.

Что ж Судьбы не спешат венчать
 Тщеславных лавровым венком.
 Иль вся погибель наша в нем,
Иль некому его отдать?

Грудь обмирает и молчит,
 Боясь найти в себе ответ,
Но Неба праведный совет
 У
же ее животворит.

Уже коснулись наших ран
 С
воей врачующей рукой
И Бог великий и благой,
 И все скрывающий обман.
 
0020
Усталость дней и эту скуку
Я изучил, но как науку
 Ее законы воспринять
 Мне тяжело, зане опять
С
пешу стопою простодушной
Я в мир неведомый и душный,
 Где все стеснительно душе,
 Где все обман и все вотще,
И все привычка принужденья
Всей жизни к прихоти мгновенья.

0021
Владыка света одарил
 Мой разум образом чудесным,
И мир, казавшийся известным,
 Я в нем увидел и открыл.

Исполненный чудесной силы
 П
ередо мною перетек
Судеб волнующий поток
 И ужасающий и милый.

0022
Дед по отцу был подполковник.
Муж верный, девам не любовник,
 Он рано чином был почтен,
 Потом штабистом обойден
И
при Хрущеве, в самый раз,
На случай выкинут в запас.
 Под ним Германия дрожала.
 Но историческое жало,
Что часто прошлое казнит
О
нем ни что не говорит.
 Зане в синодике времен
 З
а подвиги и он причтен
К великим тем и полвеликим,
Что русским героизмом диким
 Спасли от поруганья Русь,
 За что и я теперь берусь.
И лирою дотоль смиренной
Б
ряцаю на фасон военный.
 Ать-два, герои молодцы,
 Вам слава братья и отцы,
Вам честь, а тех кто против Вас
С
уди, Господь, и в этот раз.

0023
Мой ангел! если на земле
 Я обрету себе покой,
 Я обрету его в Тебе
Он будет
Богом и Тобой.

И Смерть не сможет разорвать
 Связавших нас сердечных уз.
 Мой ангел! мир и благодать
В
енчают свыше наш союз.

Я жил надеждой о Тебе,
 Вся жизнь моя была мольбой.
 И Небо внявшее мольбе
Я
вилось в жизнь мою Тобой.

0024
В
тени деревьев молодых
 К прохладе тихого ручья
 Я припадаю. Жизнь моя
С
вое подобье видит в них.

Как тень полдневная дерев
 Случайным путникам я был,
 Их горечь сердца утолил
Струн лиры сладостный напев.

0025
На солнце скачет воробей.
 И в равнодушье песьих морд
Он счастлив участью своей
 И счастием своим- он горд.

В его глазах небесный блеск,
 В движеньях ветреная стать,
И кротких крыльев быстрый плеск
 В
се, все могли б о нем сказать.

Но он не нужен никому
 И
, в тихой совести своей
Не удивляясь ничему,
 На солнце скачет воробей.

0026
Стог сена, солнца луч в сарае пыльном,
Две черных цифры на кресте могильном,
Туман среди стареющих берез,
Да ругань баб, да вечный сенокос.
Вот Русь! И я среди ее дорог и пыли,
То пьяный, то в чужом автомобиле
В
се суечусь и эту благодать
Мне ощутить, тем более понять
Как? Бог простит- и мы не злые люди.
И память прошлого, представ как суп на блюде,
Еще дымя и свежею тоской
Что мучает меня? Что голод мой?
Иль прошлое, что грешно да жестоко?
Ану его- надолго и далеко-
Ану его- кто думает о нем,
Тот знает жизнь, но то зачем живем
Е
ще не в ней. И толку что гадать
В
чужих чертах чужую благодать.

0027
К
аким усердием купить
 Такой покой, как в прежни лета.
Чело мое не охладить
 Н
и словом брани, ни совета.

Как переходит в сердце дрожь
 В
изгибе молнии надменной,
Палящей истину и ложь
 Моей души несовершенной-

Как совести двуострый меч
 В своем губительном движенье-
Как мысль моя от новых встреч
 С
вое теряет выраженье-

Так Ты проходишь, Жизнь моя,
Тебя досель не понял я.

 



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Flag Counter