Стрельцов Сергей.

Великий Князь Александр Невский и Батый.

Поэма.

 

  

   Язык простой и лад просторечивый
Преданий древних вечности счастливой...

   I
   Блистает Князь святою красотою,
Вокруг него пестреющей толпою,
Сидят бояре, витязи, холопы—
Р
абы Христа, смирители Европы—
Собранье слушает Батыева посла:
Вот свиток он разгнул, вот с бледного чела
С
нимает шлем, вот он заговорил.
"Я, Царь Батый, полсвета покорил.
И коли жаждешь моего благоволенья
Спеши в мой стан— я жажду поклоненья."
И, бросив в персть пергамент драгоценный,
Посол вскочил в седло, конь взвился разъяренный,
И легкой тенью скрылся со двора.
Князь приуныл, пришла его пора
И
дти во след отца в стан гордого Батыя.
И молвил он: "О, други молодые!-
О старцы честные!- молитесь обо мне,
Чтоб младости моей в языческом огне
Или от яда подлого татара,
Иль от меча его, иль от угара
Волшебных чар, иль в колдовскую медь
Направив взгляд в орде не помереть."
Князь вышел вон. Святитель той Кирилл
Его Господних таин причастил.
И, с милою женою коротко простясь,
В дружине малой выступает Князь.

   II
   Они в орде. Им всюду мир и честь,
Что жаркой дышат злобою сквозь лесть.
Властительный той жрец, диковинно бряцая
Одеждой и копьем, им молвит, укоряя:
"Что идолам своей не клоните главы—
Н
е гнева ли богов искать явились вы?
О, не вотще! Не медлит гнев Батыя— 
М
не Княжей жаль красы и рати боевыя."
Князь молвил тот же час: "Прости меня, приятель,
Мой Бог— не идол— он Святой Создатель
И солнца, и луны, и суши, и морей,
Моей души и милости твоей."

   III
   Весь Царский двор пришел в негодованье;
Ценою жизни дух исповеданья
Гласит вину невежливых гостей—
В
се ждут кровавых казней и бичей.
Виновника зовут в златой шатер Владыки—
С
имвол достоинства, любви и власти дикий.
Куриться дым, на царственном одре,
С царицей нежною одетой в серебре,
Сидит Батый, он говорит неспешно.
"Прекрасный Князь, ты виноват, конечно,
Но можешь быть оправдан мною ты
За честь твою, за силу красоты."
И молвил Князь: "Я кланяюсь Царю,
И власть его и силу признаю.
Ее мой Бог— Святой Владыко Сил—
К смиренью моему над мною сотворил.
Но идолам твоим я кланяться не стану.
Аминь." Речь Князя полюбилась стану.
Царь молвил, удивляясь гостю своему:
"Я, верно, слышал— нету равного ему."
И, упразднив суды и казни как-нибудь,
С дарами отпустил их в дальний путь.
Здесь, Юность!- научись заветному примеру
Л
юбить Отечество и исповедать Веру.

Язык простой и лад просторечивый
Преданий древних вечности счастливой.