Сергей Стрельцов.
Пиитические записки #5.

1
Воспомним Русь, но песнею веселой!
Что нам печалиться? Унынью вопреки
Мы упрекнем безбедною крамолой
Края иные – те, что далеки.
Отечество всегда милее нам,
Чем имя чуждое. Отныне
Не воздадим хвалы чужим краям
И духу сродному чужбине.
Русь, веселись! Мы поросль твоя,
Твое знаменье роковое,
Явились мы в стязи своя
И вот – не ведаем покоя.
Что нам покой без бранных дней,
Без покорения вселенной,
Без обагрения мечей
Надежной славою военной.


2
Я знал немногих, пел немногих.
Но что о летах все убогих?
Противусталю им лета,
Где все покой и красота.
Я верен, но привычке той,
Что указует нам призванье,
И поэтическое званье
Не почитаю суетой.


3
Четыре тысячи страниц
За день на сайте прочитали.
Страница – книга. Если б знали
То древние, они б нашлись,
Что вам сказать из вещей чести.
И я благодарю за труд
И поэтических минут
Готовлю радостные вести
О Царстве Истины Святой,
О Боге Праведном и Дивном,
О Русском языке старинном,
О вечной участи благой.

4
Здесь политический журнал,
Я Царство Неба возвещаю;
И злобный мир теперь узнал -
Я Бога Правды защищаю.
Я песня брачная Его -
Христос и Церковь увенчаны!
И вот Престол и Божество
Одни Счастливы и Желанны!
Они желаний наших край
Возвышенный и бесконечный.
И днесь поет Бессмертный Рай
Им Гимн беспечный.

5
И век мой долог на земле.
Я думал кратко здесь странствие мое,
Но ошибался. И многими
Делами я Господа прославлю.
И к Нему уйду в глубокой старости;
Мне даст Бог быть здоровым,
Чтоб подчинил я рифму и размер
Лишь Именам Святым. О них одних
Печаль моя. Я Небу покорю
И лиру русскую и русские напевы.
Болезнь моя во здравье обратится.
И радостно я к Господу иду.

6
Подай нам здравья, Бог Великий,
Чтоб нам прославить всем Тебя,
Чтоб всем пиитам, не скорбя,
Собраться в ангельские лики.
Дай нам Державной Чашей жить
И сохрани нас всех от злого.
И нету Бога нам иного,
А значит не о чем тужить.

7
Я доживу до Государя,
Чтоб поклониться перед ним.
И, Небо непрестанно славя,
Увижу я как Херувим
Взойдет во славу на престоле.
А то, что будет мне дотоле
Не так уж важно. Царство наше
Престол и на Престоле Чаша.
3 июля 2010.

8
И мне есть Государь. Я раб Царев.
Что долго петь прекрасных дев?
Что петь новинки? Что петь старь?
Я раб Царев. И мне есть Государь.

9
Болеть не долго мне осталось,
Наш Бог Великий знает жалость -
И тот, кто право поболел,
Тот для великих дел созрел.
Не то ли Муромец Илья,
Не то ли многие другие,
Не то ли Матушка Россия,
Не то ли скоро буду я.
Болезни наши к славе нашей,
Мы преклонимся перед Чашей
И Бог избавит нас скорбей,
И заживем повеселей.

10
Мне не страшны и сумерки вселенной.
Ко мне придут далекие друзья,
И рифмою обыкновенной
К ним устремляюсь я.
Безвидный мрак, собой обнявший мир,
Не страшен мне, его я не боюсь.
И сокрушить стихом своим
Его безумие стремлюсь.

11
Полно. Вечер серебрится
И луна летит как птица
Между дымкой облаков.
Звезды сбросили покров.
Шумный город вдруг утих.
Что же до стихов моих,
То они ложатся в строки
К новым модам не жестоки.

12
Я долго пел любовь, простуду и грибы,
Морей отливы и приливы.
Мне долго жить, но жизнею счастливой,
И никуда мне не уйти своей судьбы.
Давно один я в мире. Что такого?
Мы одиноки все, но что нам в том?
Мы говорим, но об одном,
И мы не силах уж понять иного.

13
Мне увиделась река
За туманным за простором,
Она прохладна, глубока,
Она несет в теченье скором
Свою волну в тот край, где я
Уже не буду никогда.
И сколько будет мне житья,
Я не приду туда.

14
Только ветер к нам придет,
Оборвет с дерев могучих
Он листву, и будут тучи,
И осенний дождь пройдет.
И за ним явится снег,
Все обляжет и покроет.
И за матушкой зимою
Ждать нам снова вешних нег,
Чтобы снова встретить лето.
Так Господь благоволит.
И поет Его пиит,
В удивленье мглы и света.

15
В руины храма поэтического я
Вошел, чтобы зажечь огонь на алтаре.
В нем бил родник, прохладная струя
Бежала под ноги ко мне.
Вот хворост собран, пламя ввысь над ним
Взвивается. И жертвою моей
Пусть будет новый совершенный гимн,
Воспетый для Небес и для людей.

16
Ветер. Ветер. Тучи. Тучи.
Речка прочь летит. И с кручи
Вижу я, что предо мной
Град раскинулся златой.
Там живут одни монахи,
Как Небесные все птахи.
Аллилуйю там поют
День деньской и берегут
Там старинные иконы,
Чтобы класть им всем поклоны.
Пишет инок там старик
Летопись из старых книг.
Там на страже богатырь,
Он читает век Псалтирь.
Там я буду. Город тот
Раем русский назовет.

17
Мы дети Божьи и к Нему
Придем мы в должный час с ответом.
Но что нам в этом? Что нам в этом?
Зачем все это? Почему?
Я разрешить не уповаю
Твоих загадок, человек.
И поэтический свой век
К ногам Господним полагаю.

18
Моя
Judaica проста,
Она Великого Поста
Одно Великое Знаменье,
Она Господне Воскресенье,
Она Завет, Она Закон
И Иерусалимский сон
О том, что Бог наш победит
И будет счастлив ваш пиит.

19
Я воскресну в Воскресенье
Вечности певцов!
Прочь сомненья! Прочь сомненья!
Я Сергей Стрельцов.
Божьим даром, Божьим даром
Я причислен днесь
Не к гаданиям и чарам,
Только к Небу весь.

20
Что наша Матушка Россия?
Что нашей рифмы тирания?
Что песни баб да мужиков?
Под Богородицы покров
Пришли мы все, когда родились,
Когда мы строились, женились,
Когда детей рожали. Нам
Все в прок и все не по грехам.

21
Есть на земле Гурзуф и Туапсе,
И много стран, и много континентов,
И много есть прекрасных нам моментов,
И это наши судьбы все.
Мы чаем лучшего, но мы не постигаем
Любви своей и чаяний своих,
И среди многих бед шальных
Порой спасения не чаем.

22
Москва! Старушка! Полно молодиться!
Ты сохрани нам старых стен
Благословенье. Новый тлен
И так родится.
Открой нам двери старых храмов
И проводи на свой погост.
Там Карандаш, а там Харламов
Лежат в весь рост.
Ты, милая, в дни старости своей
Меня любила и ласкала;
Я стал певцом судьбы твоей
Весь от начала.

23
Я приникну к старым образам,
Чтобы помолиться вместе с хором
Только о спасенье нашем скором,
Что приходит к нам не по часам,
А по тайным временам Небесным.
Их исчесть я не берусь пока.
И берется за перо рука,
Чтоб безвестное соделалось известным.

24
Мы не забудем про друзей и братий,
Разбросанных по всем концам земли,
Чтоб мы простерли руки для объятий
И в ближних вновь спокойство обрели.
Нам в должный час в далекую дорогу.
Кому-то в ад, кому-то в Рай Небес,
Как то угодно Праведному Богу
Любви и милости, терпенья и чудес.

25
Забыли мы церковный календарь
И Праздник не по чину встретим.
И где-то плачет бабушка Фамарь
О грешных неразумных детях.
Нам вечность каяться, что мы не соблюли
Апостольское право благолепья.
И отцветает русское столетье,
И слово верное ему мы не нашли.

26
Уж к долу, жаром истощенну,
Спешит вечерняя заря.
И над Москвою вижу я
Луну, сединой убеленну.
Мгновение и ляжет мрак
На стогны наши вековые.
Не толь история России?
Иль все не так? Иль все не так?
И нам рассветом любоваться!
Когда Светило Торжества
Обрящет новые права,
Тогда унылой тьме смиряться.

27
Я грежу музыкой стиха.
И силлабо-тонических мелодий
Я вывожу таинственный монодий,
Чтоб он остался на века.
Стихи живут, они не умирают.
И словно воинство Небесно-неземное
Воюют без потерь. Чело покоя
Им Вышний Бог благословляет.

28
Читатель поздний мой! Таинственный читатель!
Я ученик твой и приятель.
Я у тебя учусь любить родную речь
И мыслью к Небесам востечь,
И слушаться Единого лишь Бога.
И мало это или много
Не нам судить. На все есть Судия.
Ты, я и Он – одна Семья.
Мы не лукавим с вечностью своей
И Небо посылает нам Гостей –
То Грезы лучшие – они Спасенье наше –
Они нам Жизнь, Они – Престол и Чаша.

29
Зачем нам Книг Святых не полюбить?
Ведь книги лучше, чем ТВ. В конце концов,
Нам веселее с мудрым говорить,
Чем слушать сто бессмысленных глупцов.
Гораций вхож во комнату мою,
И Байрон здесь пристанище нашел,
Но не о них я песнь свою пою –
Святых Мужей таинственный глагол,
Врезаясь в грудь мою, дарит огонь,
И как Алтарь пылаю Илии,
И Царь Давид усталую ладонь
Кладет с улыбкою на плечи вдруг мои.

30
Пойте! Пойте, дни мои!
Бога лишь не забывайте!
Вы закончитесь и знайте,
Я лишь прах един земли.
Только Божие дыханье
Оживляет все творенье.
В том поэту нет сомненья.
Вера есть его призванье.

31
К Царевне Марии Николаевне Романовой.
Посвящается моей дочери Марии на четырнадцатилетие,
а также Крещеному Младенцу Марии Бородиной,
почившей 14 лет назад, прожившей два дня,
брошенной родителями, но не Богом.

Ты честно в эту жизнь пришла.
Крещением ты освятилась.
Ты Богу праведно молилась
И счастье верное нашла.
И Свет Христов с тобой вовеки,
И Он является с тобой,
Благословенною судьбой
Господь приходит в человеке.

32
Вот День Петров! Ликуй народ!
Средина лета, пост окончен.
Наш календарь церковный точен
Противу множества невзгод.
Апостол Петр всем нам дед,
Иным по духу, тем по плоти.
И с ним вы в вечный Рай войдете,
Избегнув тьму страстей и бед.

33
Эпилог.
Закончим книгу! Рифмой старой,
Но к делу своему удалой,
Мы увенчаем эпилог.
И да благословит нас Бог
Не унывать. О пире брачном,
А не о мире злом и мрачном,
Увещевал Господь людей.
Читатель! Будь повеселей
И пой о Господе со мною
Дорогой трудною земною.