Сергей Стрельцов.

Пиитические записки #4.

 

1

Наш Бог Велик и Правосуден.

Нам не дано Его постичь

Опричь любви одной, опричь

Того, чем счастливы мы будем.

И мы поем и говорим,

И мы смеемся и рыдаем,

И сами мы не постигаем,

Того, что сами мы творим.

 

2

Кто-то делает духи,

Кто-то те духи вдыхает,

Кто-то пишет нам стихи,

Кто-то те стихи читает.

 

3

Знамений новых любим мы

И часть прекрасную и силу;

Кто по насилью, кто по милу

Мы терпим все боренье тьмы.

Один спасается, другой

Стремится в ад сокрыться Бога.

И наша праведность убога,

И беспокоен наш покой.

 

4

Любви мы чаем весь наш век,

Но кто какой. Одни Небесной,

Другие лишь одной телесной,

Чтоб вдруг пресытиться от нег.

Коротким счастием страстей

Живут одни, другие вечным

Господним счастием беспечным.

И каждый прав в стезе своей.

И ад одним, другим свобода.

И так у нас из рода в род,

Чтоб Бог благословил народ

И оправдалася природа

Страстей и святости. О них

Мы знаем много из Писаний

Мужей Святых и из приданий

И преходящих и пустых.

 

5

Псалом был прав. Беда лукавым,

Что утлой хитростью своей

Нашли все чаянья страстей

Безрадостно пред Богом Правым.

Что нам лукавить. Судия

Уже отмерил всем по мере;

И будет нам по нашей вере;

И каждому стезя своя.

Одних путь горек и тяжел,

Других широк и беспокоен.

И всякий своей хворью болен,

И каждому есть свой глагол.

Одним Господень, прочим бес

Советует свою погибель.

И всеми Царствует Спаситель,

Благословляя всех с Небес.

 

6

Мне добрый брат сварил обед,

Чтоб я, не зная многих бед,

Писал о Боге и о мире

В Измайловской его квартире.

Соседка мне дала тетрадь,

А дочь дала варенья к чаю,

Епископ кофту, чтобы к Раю

Горел, когда начну писать.

Мне путник подарил Лампаду

Афонской выделки и к ней

Фитиль приделал, чтоб скорей

Я обретал свою отраду.

Мне свечку нищая дала,

Чтобы зажег перед иконой

Я царской, мое счастье в оной.

Так тихо жизнь моя прошла.

 

7

Скоро сенокос, коровам

Будет на зиму запас,

Чтоб поил Великий Спас

Молоком народ Свой новым.

Будет масло и кефир,

Будет творог со сметаной.

А теленок будет с мамой

И увидит целый мир:

Хлев и поле, луг и травы,

Пастуха, доярок, храм,

И поймет он после сам

Жизнь прекрасна. Боже Правый,

Ты откроешь все ему,

И его свезут на бойню,

Чтобы вырезка к застолью

Нам была к Святому Дню.

 

8

Котенка звали Гегемон,

Щенка назвал я просто Тучка,

А свинку Риголетка. Штучка

Вся в сочетании имен.

Я не назвал своих утят,

Они младенцами подохли.

Сестра свои утерла сопли.

Потом сказала: «Как хотят!»

 

9

Я чаю Воскресенья. Бог

Меня таким Себе соделал,

Чтоб я любил Его и ведал,

Что я не день, что я не срок,

Что жизнь есть Вечность упованья

На разрешение Судеб,

И то, что вот Вино и Хлеб,

Вот Плоть и Кровь! Вот все желанья!

Я исповедаю грехи,

Я плачу, я пою, я вечен!

И Богом Славы я увенчан,

И смерти – нет, и есть – стихи!

И есть Престол Святой Владыки,

И улыбается Христос,

И Богородица от слез

Тиха. И это Стих Великий!

 

10

Мне Сергий имя дал свое,

Стрельцы фамилию мне дали,

Отец дал отчество, что знали

Везде прозвание мое.

Мне дал Псалтирь Давид. Премудрость

Дал Соломон, а Божья Мать

Мне поспешила Сына дать

В Цари. И только дьявол хмурость

Не смог мне дать. Я занят был

И пировал тогда у Бога

При Алтаре Его. И много

Я с Ним о Церкви говорил.

Она и Тело и Невеста

Владыки Моего Христа.

И эта Истина проста

И исповедуется Крестно.

 

11

Когда б Смирение Отца

Узнали в Сыне злые люди,

То в Крестном разумели Чуде

Они творенье и Творца.

Мы Крест и Гвозди, Он на нас

Спокойно Царствует вовеки.

Нам это объясняют греки

Заветом про иконостас.

 

12

Еврей, язычник, мусульманин

И христиане в Рождество

Воспоминают Божество,

Но все в своем, конечно, сане.

И просят Санту Николая,

Но кто о чем. И он для всех

Святитель верный. Так весь грех

Смиряется приходом Рая.

 

13

«Я Бог Господь!» - сказал Христос.

Иуда свой повесил нос

В петлю, ему Господь не нужен,

Был Ирод пьян, Пилат недужен,

Апостолы все разбрелись,

Архиереи собрались

На суд и в нем все осудились

Законом их, и потребились

Все от Святой Земли войной

Под Римский Меч, и он собой

Поведал о Христе вселенной,

И пал под варваром смиренный.

И долго правил Рим Второй,

И под Османской пал пятой.

И Третий Рим теперь стоит.

И всем Трем Римам я пиит.

 

14 Сестре Людмиле.

Мы с тобой как Кий и Лыбядь.

Бог нас славой не обидит.

Но не Киев мы оставим,

Мы Небесный Град прославим

Новый Иерусалим!

Хочет Бог и мы хотим,

Чтобы Славою Небесной

Полон дом наш был бы тесный

На земле. И мы поем!

Милая, мы не умрем!

Жизнь есть вечность воскресенья,

Так Творец создал творенье.

 

15

Владимир Князь совсем седой

Сидел и плакал о грехах,

И пришел к нему монах

Исповедать молодой.

Князь сказал: «Мне скоро в гроб.

Сотворил я много дел.

Бога Вышнего я пел

Средь сражений и хвороб.

Я любил и был любим.

У меня полно детей.

Будь мне совестью моей!

Будь мне ангелом моим!»

Юный инок разрешил

Старца князя от грехов.

После крылья распустил.

Воспарил. И был таков.

 

16

Пел Авраам на свадьбе Исаака:

«Наш Славен Бог и нет славней Его!

И кто живет пред Господом без страха,

Тот не увидит счастья своего!

Три Ангела мне сына возвестили.

И Сарра в старости его мне родила.

Так Бог Великий мне явился в силе

И показал великие дела.

Пой, Исаак, и веселись о Боге!

И будут у тебя вино и хлеб,

И, веселясь, избегнешь беды многи

И отойдешь ко Господу Судеб.

А ты, Невеста! – не радей о злате.

Радей о Господе! И будет Бог Любви

С тобой во веки, и Его усладе

Все помыслы, все чаянья твои!»

 

17

Я пел Любовь. Она мне сродна.

Ее Одну мне петь не лень.

И Воскресение Господне

   Великий День!

И Вечен Он. Нет смерти у Любви

И нет начала у Нее, и нет конца!

Она есть Тайна Плоти и Крови

   И Сын Творца.

Господь есть Чаша верности сердец

Единому Началу всех начал.

И это есть Небесный Наш Отец!

   Я все сказал!

 

 

Москва. Измайлово. 2010.