Сергей Стрельцов.

Пиитические записки #1.

 

 

#1 Брату Петру на именины.

Алтарь, огонь на алтаре,

Молитвы наши слились с Небесами.

И что же, Боже, будет с нами?

Ты прав, Господь, в любой поре!

Я жду нам милости за гробом

И счастья здесь на каждый день.

И Ангел Мирный в нашу сень

Спешит с благодеяньем новым.

 

#2

Я сплю и вижу Божий сон.

Нисходят ангелы за мною.

Я ухожу святой тропою,

Чтоб вновь прийти в конце времен.

Безумие судьбы моей

Моим послужит оправданьем

И поэтическим воззваньем

Искать Божественных речей.

 

#3

Когда порою увяданья

Свершиться путь без тени зла,

Подаст мне ангел два крыла,

Чтоб я свершил предначертанье

И в Небеса вознесся я,

Оставив суеты земные.

В чертоги я войду святые

Для счастья вечного житья.

 

#4

Я был убогим дурачком,

Но Бог послал ко мне пророка.

Он воздохнул о мне глубоко

И рек, что сбудется потом.

Я славы не искал на свете

И алчной не имел мечты.

Искал я только красоты

И Бога в праведном совете.

 

#5

Звезды вышли на мгновенье,

Но заря спешит. Стремленье

Всех небесных высших сил

Бог великий предрешил.

Так и мы на свет родимся,

Чтобы знать, что воплотимся

Мы на краткий миг. Потом

Смерть приходит вечным сном.

И любовь - наука неги -

К нам приходит в зной и в снеги.

И о ней пою я оду

Все грустней от года к году.

Что готовят страсти нам?

Счастье ль? Нет? Каким словам

Все доверить мне? Судьба

Ты одна всегда права.

 

#6

Не раболепствуя умам,

В страстях природы ослепленным,

Я образом обыкновенным

Нашел исход земным страстям.

Он не в кумирах оправданья,

Не в утлой нежности жены.

Но в том, что называем мы

Смиренной волей упованья.

 

#7

Любовь — воленье двух сердец.

Она довлеет над судьбою,

И вечность увенчав собою,

Она начало и конец.

Мы в мир выходим за мечтами

И обретаем им предел

В Господней воле. Бог хотел

Так объясниться между нами,

Но в том, над чем мы не вольны,

В том, что вовек над нами властно,

Что ко спасению причастно,

В котором люди не сильны.

 

#8

Измайлово! - Отечество мое.

С тобой мой век оправдан бесконечно.

И дни проходят быстротечно.

И скоро я исполню всё.

И век прервется мой за гробом,

Чтоб снова глупости моей

Смеялся тот, кто поумней,

Склоняясь истуканам новым.

И что же человека ум?

И тайна что его рассудка?

О том поведать может шутка

Велителей народных дум.

 

#9

Я слаб стихом своим наглядно.

И это мне не безотрадно.

Я чту иные времена,

Чьим исповеданьем полна

Любая рифма в оде этой.

Но что послужит нам приметой

Того, к чему стремиться нам?

К каким таинственным судьбам

Нам преклониться в упованье

На мир и счастье без стенанья.

Мы родились и мы умрем,

И мы не праведно живем.

Но все лишь с тем, чтоб усомниться

Во всем, чем можем насладиться.

 

#10

Господь приходит в Чаше к нам.

И вот, приняв Его, как можем,

Своих страстей не уничтожим

И служим прежним все грехам.

И что Господь? Он терпелив

К гордыне нашей безоглядной.

И за церковною оградой

Как мало, кто из нас счастлив.

 

#11

Я не мечтал о простоте,

Но сложного не постигая,

Я говорил: «Судьба слепая!

Что нужно, глупая, тебе?»

Но вот прозрел и Проведенье

Теперь не в чем я не корю.

И волю Божию люблю

За каждое ее мгновенье.

 

#12

Век прощаемся и плачем.

Но кого мы одурачим?

Слезы наши не бесценны.

И приходят перемены

В нашу жизнь ужасным сном.

И о них уже потом

Мы речем: «Все было тоже,

Что и прежде. Все негоже.»

 

#13

Что нам жизнь на свете этом?

Смерть послужит нам ответом

На вопрос наш не простой.

Наш не может ум пустой

Изучить науку жизни.

И отверсты укоризне

Наши глупые сердца.

И всесильного Творца

Ищем мы, и как находим,

То с ума уже не сходим.

Только тихими мольбами

Небо открываем сами.

 

#14

Поэт был несмышлен и пел

Любовь и глупости на свете,

И жил лишь в том смешном расчете,

Что он для вечности. И дел

Его никто не ненавидел,

Смеялись редкие ему.

И как великому уму

Ему склонились — он предвидел,

Что так же будет страсти зов,

Что в старости поймет мужчина,

Что Провидение причина

Хороших и плохих стихов.

 

#15

Мольба смиренная возможет

Изъять из Ада душу ту,

Которой вечную мечту

Она уже не растревожит.

И что мечта эта? Что в ней?

Гордыня звать свой разум новым,

И не стесняться всяким словом

Быть скверной мыслей и речей.

 

#16

Стихи, полночные собратья,

Что в келью вновь войдут мою

И станут предо мной в строю

Для чуда вещего занятья.

И вот пророчество о них -

Им жить в веках. В кончине мира

Моя услышится вдруг лира

И это будет Новый Стих.

 

#17

Я смерти жду как избавленья

От зол судьбы моей. Мой гроб

Вместит остаток всех хвороб

И дело моего спасенья.

Что жизнь? Недуг среди недугов.

Что смерть? Дорога в вечный край,

И мою душу примет Рай,

И там дождусь своих я другов.

 

#18

Мне чужды дальние края.

Отечество всегда мне мило.

Мораль мне эта не постыла.

Ей от рожденья верен я.

Москва, с тобой ликую век

О судьбах всех твоих свершенных.

И в утешеньях предрешенных

Ищу себе забот и нег.

 

#19

Пора восстать для славы вам

Поэты прошлого из мрака.

Свершился бой, угасла драка,

И время правильным стихам.

Что проза? Мы ее узнали,

Но не Псалтирною строкой.

И стих венчает вековой

Предметы вековой морали.

 

#20

Пора! Пора оставить мне

Досужную былую лиру

И прозою поведать миру

Про Страшный Суд в последнем дне.

И так сказать об этом, чтобы

Был понят я среди людей

И чудом новых повестей

Отверсти путь в благие годы.

 

#21

Я был певец простых вещей.

И сложности всегда чуждался.

И если в чем я состоялся,

То только в глупости моей.

Прости, читатель, мне мой слог!

Он прост и часто не занятен,

Но милости твоей приятен

Моих стихов воскресший Бог.

Я пел, молясь Христу о том,

Чтоб совершилась ода в силе.

И было слово мне и были

Мне милости Святым Христом.

И эти милости Его

Я собирал из книги в книгу,

В молитве ангельскому лику

Взойти душой пред Божество.

 

#22

Поэзия есть чудо мирозданья.

Она любовь наречий и веков,

И брачный пир прекрасных слов,

И вечных таин пониманье.

Мы живы верою в глагол;

И зов Небес к нам с ним приходит.

И солнце всходит и нисходит,

Забыв блаженный произвол.

 

#23

Милость миру есть Любовь,

И Она — Спаситель Мира.

Ждет до вечного нас пира

Испытание свое.

После мы уже как братья

Соберемся к чашам там,

Где возвышенным словам

Есть высокие понятья.

 

#24

Я хандрил и ел свой хлеб

Со слезами о прощенье.

Но прекрасное мгновенье

В этот час открылось мне.

Я постиг свой день и час

И что ждет меня за гробом.

Понял я, что в Веке Новом

Будут лучшие из нас.

 

#25

Мне мама говорила: «Пой!»

И я послушливый душой

Слагал ей оды. Были дни-

Я счастлив был. Теперь одни

Остались слезы мне, и мать

С Небес грядет меня встречать.

Мы скоро встретимся в Раю.

И там я снова ей спою.

 

#26

Что роковые наши лета?

И у кого просить совета

Как быть? Как душу излечить?

И как врагов своих простить?

Пророки редки между нами,

И мы не слушаем их глас.

И судьбы поражают нас

Уже свершенными мечтами.

 

#27

Я томился от страстей.

Долго мучился душою;

Но теперь спешу к покою

И поступков и речей.

Я был зол и все грешил,

И не в силах все исправить,

Я спешу теперь оставить

Все на суд Владыки Сил.


#28

Мы ищем повести себе

Из дней минувших или новых.

Она неведомое слово

О совершившейся судьбе.

И после будем вспоминать

Зной лета, осени порхладу.

И эту странную отраду

Душою всей переживать.

 

#29

Ах, мама! Гроб твой недалече,

Но над могилою твоей

Я не был. Хворь была сильней,

Но жду я снова нашей встречи

Здесь на земле. Перед крестом

Твоим хочу я помолиться

О нашем счастье, что случиться

И нам за Божеским судом.

 

#30

Мы пили, ели, говорили,

Но одного не совершили

И это то, о чем мечтали

Мы в жизни праведном начале,

И это то, чем мы клялись,

Но клятвы все не соблюлись.

И вот минула младость нас

И горький мы узнали час.

То час расплаты запоздалый

Тому, кто был беспутный малый.

 

#31

Из гимнографии моей

Узнает будущий поэт,

Что поэтических побед

Нет в мире ничего ценней.

Они даются Проведеньем

На жребий наш, чтоб был при нем,

Горя Божественным огнем,

Пир слова жизни Воскресеньем.

 

#32

Давно, когда еще был юн

Я выбрал лиру для занятий

И пел на ней друзей и братий,

Касаясь дерзко звонких струн.

И вот я вышел в возраст новый.

Все так же лира предо мной.

Я так же верен ей душой

И для нее мои глаголы.

 

#33

Есть высшее томленье словом.

Им умудряется пророк.

Оно для прозорливых строк

О Божием суде суровом.

Определением словам

Там служат ангельские лики.

Глаголы эти нам лишь дики,

Зане все карою судьбам.

 

#34

Мы ждем себе благоволенья

Всемощных судеб, чтоб потом

Забыть обычным чередом

Долг благодарного моленья.

Но он находит нас, когда

Мы уж покоя не находим

Безблагодарные, и входим

Мы в радость Господа тогда.

 

#35

Что хулить великих мира?

В этом смысла мало нам.

Общая судьба хулам

Жизни суетной трясина.

Не ищите громких слов.

Все пустое, все обманет.

И душе понятен станет

Мирный наш молитвослов.

 

#36

Вот книга кончилась. О ней

Сказать уж нечего. Закроем

Ее скорей и успокоим

Себя. Ведь нам всего вольней

Покой. В стихах ему не место.

Они волнуют душу нам.

Так время дав иным стихам,

В свое мы возвратимся кресло.



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Flag Counter