Сергей Стрельцов.

Пиитическое дело #7.

 

#1

Кто нам Святитель Николай?

Любитель наших откровений?

Или учитель песнопений,

Нам указующий путь в Рай?

Его любить всегда несложно -

Благословляет он с Небес

Знамением своих чудес -

Оно и вечно и не ложно.

 

#2

Что вечный Сергия Венец

Для Радонежского застолья?

Не преподобного ль безволья

Пред Тем, Кто всем нам Бог Отец?

Что Чаша славная его?

Огонь ли страсти безнадежной

Отнять народ у тьмы кромешной

И привести пред Божество?

 

#3

Мы Богородицею с детства

Ведомы в край прилежный к нам,

И непокорные страстям

Восходят в Царское Наследство.

Жизнь как игра, мы дети в ней.

Кто честен — победил заране.

Печаль о Боге не обманет

Нас на дороге степеней.

 

#4

Как жить? Иль проще умереть

И обрести себе забвенье -

Оно прекрасное мгновенье -

Я не успел его воспеть.

Но нет! Я жив и я пою,

Обыкновенно принуждая

Себя любить и лиру Рая

И вещую судьбу свою.

 

#5

Янтарная сосна стоит у моря.

Ей долгий век безвестный и простой.

Не толь, не толь мой стих пустой,

Что жил и жив, с судьбой не споря.

Я вечность убеждал себя любить

Простую данность впечатлений,

И был я не великий гений,

И мнил о Боге говорить.

 

#6

Друзья, когда меня не станет,

Не воздавайте славу мне.

Я был поэт — и той вине

Земная слава не пристанет.

Я говорил о пустяках,

Мечтал о лучшем, пел и мыслил,

Что век свой рифмами расчислил

Я зря на многих языках.

 

#7

Я кротко верил — все пройдет.

И все прошло, и мне осталась

Святая память — эту малость

Мой век в себе не изживет.

Я победил рассудок свой,

Но не затем, чтоб с ним расстаться.

И разум стал мне отверзаться,

Маня в таинственный покой.

 

#8

Томила грудь мою тоска

И жажда вещего глагола.

Ее святого произвола

Я не презрел душой пока.

И вот — я видел Небеса

И солнце в славе полудневной,

Являвшее покой безгневный -

И я поверил в чудеса.

 

#9

Как вспомнишь ты меня, когда уйду

И сердце перестанет биться?

Мы собирались веселиться

И вместе встретили беду.

И я был неумен и говорил,

Что жизнь проста как уравненье,

Где тождество везенья и смиренья

Является гармонией всех сил.

 

#10

Я пал, когда хотел стоять.

Что делать мне? Я каюсь и горю

Желанием взойти ко алтарю,

Другого не умею я алкать.

И вот алтарь поэзии моей.

Он прост и часто кажется смешным.

Над ним стоит кадильный дым

От первых до последних дней.

 

#11

В том крае птиц поют и соловьи.

Есть остров в океане одинокий.

Там ходит негр черноокий,

Хранит владенья он свои.

И слышит птиц, и отвечает им,

Зовет их именами как друзей.

И сторонится он людей,

И нелюдим.

 

#12

В молчанье дня, в теченье вечеров

Живет деревня на холме.

Там церковь и там было мне

Довольно счастья и трудов.

Но вот — в далекой стороне

Теперь живу я от нее.

И церковь смотрит на жнивье,

И звон ее не слышен мне.

 

#13

Когда один иду дорогой

Я мимо путников и сел,

Я нахожу в душе глагол -

Он жив гармонией не строгой.

Он о пути, что я прошел,

Он о грядущем поколенье.

И весь он — свыше озаренье,

Что я в душе своей нашел.

 

#14

Минувшее — знаменье нам

О том, что должно совершиться.

Оно нам памятью явится,

Благословением стихам.

И в песни новой мы споем

О благочестии девицы,

О пенье сладком ранней птицы

И Боге праведном своем.

#15

Мирскою суетой не жив монах,

В его очах весь мир пустое.

Он ищет самое простое

Занятие и Божий страх.

Он любит всех, он всем доволен,

Он, право, редко говорит.

И вся душа его горит,

И он тоской Небесной болен.

 

#16

Земля сомкнется надо мной.

И гроб мой будет тих и мирен,

Отпет и верно отпсалтирен

Там упокоюсь я душой.

Чего искал я в мире этом?

Что пел? Куда стремился я?

О том расскажут вам друзья,

Не утруждаясь этикетом.

 

#17

Мечта о мире есть покой,

В покое счастье мирозданья.

И нету нам сильней желанья,

И нет нам милости другой.

Заботами свершится век,

Мы успокоимся от брани,

И вознесем над чашей длани -

Благословится человек.

 

#18

Что нам знамение любви?

Одни судьбы ли злой угрозы?

Иль наши вздохи, наши слезы?

Иль вечно таинство крови?

И что любовь? Иль наказанье,

Или забота всех забот,

Или доход, или приплод,

Иль Бога свыше призыванье?

 

#19

Есть в мире таинство свобод,

И в нем благословенье воли.

Его ль мы ведали дотоле,

Оно ль к нам после не придет.

Ищите сладости пиров,

Или спокойных наслаждений

На ложе верности и гений

Покоя явит вам покров.

 

#20

Мой Бог томитель предрассудков.

Его заботой я ожил,

Его я сердцем полюбил,

Его почувствовал я чутко.

Он говорит в моей судьбе,

Он отверзает мне знаменье,

И жизни всякое мгновенье

Он шлет благословенье мне.

 

#21

Приять минуту наслажденья

И после вечность потерять

Я не хочу. Я стал алкать

Своей души освобожденья

От пут греха, от всех страстей,

И от гордыни треволнений -

Ее таинственных пленений

Я не ищу судьбой своей.

 

#22

Я спел немало о себе,

Любя пустые песнопенья -

И тем я сотворил знаменье

Заботливой своей судьбе.

Пора забыться и начать

Мне песни новые о мире

И счастие поведать лире,

И сердцем вечность восприять.

 

#23

Весь мир лишь суета сует,

И Бог несуетен над миром

Повелевает свыше лирам

Принесть ему святой обет.

Он не в проклятье, не в желанье

Стремиться к гибели своей,

Но только к Небу, что сильней,

Чем злое мира призыванье.

 

#24

Земля прикажет долго жить,

Погаснет солнце, неба свиток

Свернется и греха избыток

Уйдет во ад, чтоб совершить

Себе там вечность покаянья.

И явится Господь с Небес,

И новой вечностью чудес

Воскреснут чувство и желанье.

 

#25

Я знал преданья давних лет

Некнижные, что полны власти

Над нами отвести ненастье

И нас избавить многих бед.

Но глух народ ко гласу Бога,

Но Бог распятый говорит,

И Церковь как свеча стоит

Во тьме, что жалка и убога.

 

#26

Я научен наукой жить,

Что все любовь, что все знаменье,

И часто разума затменье

Мне то мешает ощутить.

Он затмевается грозою

Печальных, роковых страстей

К познанью похотью своей

И нет нигде ему покою.

 

#27

Когда компьютеры Китая

Уже устанут дешеветь,

Цена на нефть стегнет как плеть

Наш рынок, взоры оживляя.

Заведено из года в год

Все это в мире современном,

В своей стезе несовершенном,

Но верный знающем доход.

 

#28

Земною тягою желаний

Мы полны ныне всякий час,

Они предохраняют нас

От своевольных притязаний

Быть выше Бога. Сатана

Того хотел и спал до ада -

Ему мучение досада -

Он покаянья не узнал.

 

#29

Был старец Серафим

Небесный человек,

И Богом был любим,

И вот за веком век

В земле своих отцов

Он славен как Святой -

Пришел он в Божий кров

Дорогою простой.

Любил своих врагов,

Души не чаял в них -

И средь Святых Отцов

Знаменье счастья их.

 

#30

Зима придет и снежная пустыня

Опустится на нас с Небес

И будет радостью очес,

Но в зелени мой город ныне.

И цвет июля отцветет,

И будет сладость ароматов,

И свежесть августа салатов,

И так потом за годом год.

 

#31

Есть красота в смирении очей,

В движеньях сердца терпеливых,

И нету женщин некрасивых

И отвратительных мужей.

Все сотворил прекрасным Бог.

Он совершил свое творенье

Как призыванье и веленье

И как спасения предлог.

 

#32

Я петь тебя люблю, Россия-Мать!

Где взять размер, где рифмы взять,

Чтобы сказать, что нет тебя милей

Моей душе. И на исходе дней,

Твой воздух воздохнув, скончаюсь я

И будет пухом мне земля твоя.

И крест мой над тобой возвысится простой,

Чтоб освящать тебя, о, край любимый мой.

 

#33

Вот Херувим, исполненный очей,

Уже велит душе моей

Воспеть на лире счастье лучшим

Еще во тьме своей заблудшим,

Чтоб песнею освящены

Узрели вдруг святые сны,

Где все пророчество и новость,

А не погибель и суровость.

 

#34

Есть образ Богородицы, никем не чтимый,

Но мной любовию заветною любимый.

Он там на паперти стоит

И проходящим говорит:

«Я с вами — Помните Меня!

И судного не устрашитесь дня -

Я вас от злого сохраню.

Служите Богу и Царю!»

 

#35

Войска победу славную берут

И верны праведному слову,

И с именем Суворов в бой идут,

И молятся прилежно Ушакову.

И так из века в век заведено.

И флот и армия едины;

По картам движутся картины

И в них нам счастие одно.

 

#36

Любовь приходит таинством сердец.

Ее отвергнуть может лишь Творец.

Но отвергает ли? Помилуйте! Как можно?

Ее хранит он осторожно,

Благословляя в вечный путь

Туда, где всем нам отдохнуть

Уже мечтается порой,

И где венец наш золотой.

 

#37 To Holy Memory of Nun Caroline Glyn.

Не презирая никого,

Ты шла дорогою Христовой,

Желая только жизни новой,

И так достигла Божество.

Ты улыбаешься с Небес,

Когда пишу я эти строки.

И помыслы твои высоки,

И стих твой полон всех чудес.

 

#38 Dedication to Lady Susan Glyn.

Художница, подвижник, поэтесса.

Ты дышишь вдохновением своим

И славы мира едкий дым

Тебя не мучает. Словам моим нет веса,

Когда они лишь лесть, но пусть воззрит

Тот, кто так думает на сердце, что горит

Огнем Небесным — Христианки сердце,

Где снисхожденье к вере иноверца.

 

#39

Свободное течение словес

Есть верное знамение Небес,

Что все в порядке — стих еще продлится -

Еще мы будем веселиться -

Еще споем мы песню на пиру -

Еще любовь мы обретем в миру -

Еще свершим немало чудных дел -

Еще есть свыше милость в наш предел.

 

#40

Я славу изучил календарем.

Она восторг и чистый и беспечный,

Чей образ в песне бесконечной

Мы все за гробом обретем.

Но у одних она уныла -

Другим же вечный праздник в ней -

Но всем восторг речей и дней,

И вдохновение и сила.

 

#41

Призвание любви — призвание свободы.

Нет рабства в страсти благородной.

И зов ее есть зов свободный,

Все силы побеждающий природы.

Есть смысл в каждом бытие,

Но лишь любовь все освящает.

И кто в душе ее не знает -

Не знает счастия в постылом житие.

 

#42

Все к прозаическим хлебам

Стремится дух мой. Уж нет силы

Слагать ему стихи унылы

И рифмы доверять строкам.

Все хочется нет-нет, а свесть

Все тоны сердца в звук холодный

И прозаически свободный -

И слово прозы произнесть.

 

#43

Покроет землю новым мраком

Полуночь над тобой, Москва.

И опустеет голова.

Мир озарится лунным зраком.

И звезды выйдут чередой,

И опустеют наши стогны,

И будут нам часы бессоны,

Но счастье лиры есть покой.

 

#44

Зима. И что твое величье?

Зачем ты снова входишь к нам

Как к неусердственным рабам,

Даря полям свое безличье.

Вот явится седой мороз

И снова пруд оледенеет,

И лыжник по нему посмеет

Скользить с откоса на откос.

 

#45 Ода Отцу Ипполиту Хилину.

Старик любил коров и лошадей,

Он был монах, служил не для людей,

Для Бога Божие свершая.

И воля вышняя Святая

Ему дала над всякой хворью власть.

И дьяволу была его молитва страсть.

Старик тот веру чистую хранил

В душе своей — так Бог благословил.

 

#46

Нас Бог зовет к молитве постоянно,

Но чистой. И одно Ему желанно,

Чтобы любовь царила меж людьми.

И если веришь, в сердце ты возьми

Святую тайну и живи для тех,

Кто зол и даже злее всех.

Дари им ласку и благословенье

Любви — и в том венец творенья.

 

#47

Что ливни летние? Что летняя гроза?

Все мимолетно. Русские леса

Стоят из века в век и в дождь и в снег -

И их не постигает человек.

Природы таинство — величие ее -

Вот страсть — вот сразу забытье.

И нету сил постичь или забыть

Простых времен простую нить.

 

#48

Томилась звездочка на Небе -

Ей путь был прямо до земли,

Куда спешили корабли,

Где дети думали о хлебе.

Звезде хотелось хлебом стать,

На стол пустой возлечь краюхой,

Чтоб все воспряли в Святом Духе

И пели Божью благодать.

 

#49

Веселый день уж близится к концу -

Вино плескалось, песня лилась,

И наше сердце веселилось,

И всем воздали по венцу.

Пора — пора закончить этот пир

И всем оставить нам чертог,

Но нет не отпускает Бог

Нас в путь обратный в злобный мир.

 

#50

Я долго проживу, мой век не истечет

С земными днями. Лирою своею

Я вас еще порадовать успею

Из века в век, из года в год.

Я был поэт простой и говорил,

Что думал, не искал кумира,

И Богу истинному пела моя лира -

И Бог ее благословил.

 

#51 Владыке Зосиме Якутскому.

Тебе владеть сердцами всех,

Зло и добро не разделяя -

И если есть судьба иная -

Она уже не по тебе.

Епископ — не плохой монах,

Но образец всем христианам.

Скитаясь век по дальним странам,

Ты дом найдешь на Небесах.

 

#52

Я знаю — нет! - не быть мне одному

Здесь на земле и после там в Раю.

Куда не поверни, повсюду друг,

Когда не сыщем мы и прихвостней и слуг.

Труды любви и дружбы — высший долг.

Его я исполнял как мог

И пел друзей, любимых и дитя,

Их всех прекраснейших любя.

 

#53

Перо остановись и кровь остынь!

Все — слава Богу! И Аминь!

Я пел, теперь пора молиться.

Молитвой сердце веселится.

Молитвой оживает дух.

Пусть прежде к Небу был я глух.

Но слух отверст — я слышу словеса -

Меня благословляют Небеса.

 

#54

Когда умру, простись со мной попроще.

Я плохо жил, я был плохой поэт.

И где-нибудь средь тихой рощи

            Растает след

Моей мечты и упований,

Моих надежд, моих страстей.

И я останусь для преданий

            Тоской твоей.

 

#55

«У каждого сраженья есть поэт.»

Так говорил мне генерал — мой дед.

И вот над картами у Курския Дуги,

У Войн Пунических искали мы победы.

А бабушка готовила обеды

И мы с триумфом ели пироги.

И вот года прошли — в могиле уж мой дед.

И я святым сражениям поэт.

 

#56

К чужим пристанищам, к далеким берегам

Я отправляюсь в поисках работы.

И Интернет мне принесет доходы,

И я сочту их к праведным рублям.

Что я ищу? Занятье для ума

Иль алчу среднего достатка?

Полна стихов моих тетрадка

И пенсией полна моя сума.

 

#57

Во Францию пишу старушке,

Но по-английски — как же быть?

Она спешит меня простить.

Она поэт и пишет лучше,

Чем ваш покорный раб. О ней

Воспомянут веков преданья.

Так поэтическое званье

Приходит к тем, кто нас умней,

Кто потрудился век свой длинный,

Бежал из омута страстей,

И кто последних новостей

Привет старинный.

 

#58

Движений мелкой суеты

Неповторимых и забвенных,

И круга дел обыкновенных,

Наверное, не помнишь ты.

Но что же память сохранила?

Сомнения минувших лет,

С которыми ты стал поэт -

Лишь это нынче сердцу мило.

 

#59 Брату Андрею.

Учись! Вот мой тебе завет.

И с тем избегнешь многих бед.

Учи ученого и знай,

Что нет ученых через край,

Что нет ученых до краев,

Что мало опытных умов.

А опыт — глупости подарок -

Сын заблуждений и помарок.

 

#60

Мечта с молитвою разнятся.

Одна торопится любить,

Иная пробует просить,

Но о ненужном, может статься.

Мы редко молимся, мечты

Все чаще нас одолевают.

Так наши годы погибают

Среди духовной слепоты.

 

#61

Могила ждет в конце пути

Пришедшего во этот мир.

Бессмертен лишь один Потир -

И смерть возмог он превзойти.

Что в Чаше нам растворено -

Там Кровь и Плоть, и их вкушая,

Мы отверзаем двери Рая -

Так свыше нам предрешено.

 

#62

Что мне молчать, давно пора писать

О том, что видел, чтобы рассказать

Тем, кто живет и будет жить потом,

Что лучше разминуться со грехом,

В него не впасть, как в бездну потому,

Что вреден грех и сердцу и уму.

В нем лишь страдание и победить его

Помочь нам в силах только Божество.

 

#63

Любовь — призвание одних,

Другим она угроза с Неба -

Мы предаемся ей не смело

И все собой венчает стих.

Вот он: «Любите! Иль вам мало

Несчастий на земном пути?

Но без любви не превзойти

Свои исходы и начала.»

 

#64 Ода к Пете (Акростих).

Отверсты длани Божества

Для праведных его детей,

Аскетов истины своей,

Которых вечные права

Пророчество и чистый ум,

Еще земле не преклоненный.

Творцам молитвы совершенной

Едва ль явится век угрюм.

 

#65 Дочери.

Тебе двенадцать. Что сказать?

Над нами правит благодать -

И скоро зрелые года

Тогда, дочурка, будь тверда

И не греши на свете много,

Храни себя и помни Бога,

Благословляй своих врагов

И не считай за дураков

Простосердечных, только с ними

Ты избежишь тенет гордыни.

Я был тебе плохой отец,

Но это сказки не конец -

Еще над нами будет счастье -

Все в нашей власти, в нашей власти.

 

#66 В День Маминой Смерти.

Нет смерти — жизни торжество

Не пересилит расставанье —

И вечность славная призванье,

Что простирает Божество.

Мы дети Божьи, и к Нему

Уйдем своею чередою,

И что исполнится судьбою

Как дар преподнесем Ему.

            6 сентября 2008.

 

#67

Отечество! - и все ж прекрасно ты -

Среди полей, лесов и нив златых,

В которых дикие цветы

Для утешения Святых.

Нас слышит Бог, и милостью Его

Душа жива страны моей.

Благословляет Божество

Нас к радости Своей.

 

#68 Маме.

Ты родилась у берега Китая,

Две трети жизни провела в Москве.

Ты умерла, но о тебе

Все славословье Рая.

Вот ангелы тебя поют,

Вот Бог тебе подносит чашу,

И днесь судьбу предвидя нашу,

Ты ждешь нам милость в Страшный Суд.

            7 сентября 2008.

 

#67 Сестре Людмиле в Ее День Рождения.

Тебе сестрица — долго жить,

Молиться, Господа любить,

Искать лишь истины Его —

И ты постигнешь Божество.

Болезни, гнев, враги и злоба

Пусть не найдут тебя до гроба.

За гробом ждет тебя покой

С Царицей Неба Пресвятой.

 

#68

Мне долго жить. Из глубины веков

Придет поэт Сергей Стрельцов,

Чтоб снова петь, чтоб снова говорить,

Что надо Господа любить,

Благословлять врагов, беречь детей

От зла мирского. И опять злодей

Припишет мне ужасные грехи,

Чтоб отомстить за лучшие стихи.

 

#69 La Moralité.

Как горьки яблоки Содома

Расскажет Палестинец вам.

Расплата есть любым грехам —

Нам эта истина знакома.

Над Мертвым Морем счастья нет,

Тут нам урок обыкновенный

Идти тропой благословенной

Ко Господу в благой совет.

 

#70

Бездушных звезд не почитай,

И не мечтай о гороскопах,

И путешествуя в Европах,

Их вещунов не навещай.

Нам есть Писание, Отцы

Святые Церкви, есть священник.

И это нам всего бесценней,

И если так — мы молодцы.

 

#71 Ирине Малевич.

Ты вышла замуж поскорей,

Не забывай рожать детей,

Не делай гадостей другим,

Нам деньги — грязь, а слава — дым.

Святая мать твоя была

От первых дней своих добра,

Ее душой благослови

И будешь счастлива в любви.

 

#72 О Добром Христианине.

Смиренный праведник служил

Молитвой Богу всеблагому,

Не приближался он к Содому

И весь свой век не ворожил.

И получил, что не гадал,

Но чаял, сам не понимая —

Пред ним разверзлись двери Рая,

И Бог к себе его призвал.

И так открылся новый Пир,

Где каждый освящался славой.

И так Небесною Державой

Был общий вознесен Потир.

 

#73

Владычице веселых дней

И грустных дней и всякой воли

Я буду гимны петь доколе

Не упаду я перед Ней.

И вот простертого меня

Возьмет Она в свои объятья,

Для чуда нового занятья

Благословеньем осеня.

И буду петь я Небеса

Глаголом новым, чистым, дивным.

Оттоле буду я счастливым

И к вам приду как чудеса.

 

#74 Кириллу Тюрину.

Строитель новыя Москвы,

Тебе моя простая ода.

Есть слава Русского народа,

Есть дань тебе его молвы.

Ты мне помог похоронить

Родную мать, и я был болен,

Слезами горести исполнен –

Тебя спешу благословить.

 

#75 Людмиле Васильевне Тюриной.

Тебе, Людмила, часть благая.

Есть муж, есть сын. И, может быть,

Сподобит Бог тебя родить

Еще кого-нибудь для Рая.

Все помыслы твои чисты,

И разум твой благословенный –

Иди тропой обыкновенной,

Неси родимые кресты.

 

#76 Ярославу Владимировичу Журинскому.

Тебе, Журинский, ветреный пиит

Небесну славу возвестит –

Ты жил на свете, много не грешил,

Да много каялся, да все добро творил.

Ты гроб носил со матерью моей,

Когда я болен был и слаб. Моих речей

Не презирай, и ангел отворит

Тебе и Рай, и Бог благословит.

 

#77 Анне Ярославне Журинской.

Анюта! Свыше долгий век

Среди благих друзей и нег

Тебе сужден. Будь терпелива!

Ты образована, красива,

Родителей благая честь –

А там Бог весть, а там Бог весть.

И в испытаниях судьбы

Люби смиренье и труды.

Благословит Святая Анна

Тебя и чудно и престранно.

 

#78 Илье Сергеевичу Журинскому.

Твой дедушка Илья Пророк,

Что славен честию своей.

Хоть не было ему детей,

Но всем нам здесь святой урок.

Мы все племянники его,

Кто любит Бога и людей.

И вечной милостью своей

Он не забудет никого.

 

#79 Елене Журинской.

Алена! Ангел мой святой.

С твоею чуткою душой

Ты много на веку страдала,

Но злые книжки не читала,

Любила мужа и дитя –

И что еще здесь про тебя

Сказать? Живи, молись, терпи

Иного нет тебе пути.

 

#80 Владимиру Наумовичу Журинскому.

            «Кто не от Давида, тот не казак.»

            Старая казачья поговорка.

 

Мой предок был Пророк Давид –

Я по прямой его наследник.

Певец родил певца, и хоть бездельник,

Но я как предок мой пиит.

Владимир, лишь тебе поэту

Доверю тайну эту я.

Евреи оба и друзья

Мы вместе странствуем по свету.

Все казаки Давиду дети,

А я издревностный казак,

Родня святым, а сам дурак

И мало смыслю в этом свете.

Я имени Давидова стесняться не умею

И послужить ему еще успею.

 

#81 Елене Лазаревой.

Тебе, Аленушка, молитва

Нужна как за детишек битва,

Чтоб никакой прелюбодей

Не соблазнил твоих детей,

Чтоб жили честно перед Богом –

Пусть в благочестии не строгом,

Но истинном. И даст вам Бог

Искомый вечности чертог.

 

#82 Олегу Лазареву.

Олег, храни тебя Господь.

Молись всегда за кровь и плоть,

И ангелы тебе помогут,

И злые силы не возмогут

Разрушить дело жизни всей –

Святое счастие детей.

Живи при церкви, только там

Ты будешь вечно счастлив сам.

 

#83 Люде.

Кто с Богородицею дружит,

Тот ни о чем уже не тужит,

Того коснулась благодать,

О том вся ангельская рать

Прилежно молится пред Богом,

И смерть к тому под злым предлогом

Не приближается вовек,

И тот счастливый человек.

 

#84 Татьяне Ивановне Борисовой.

Я вас спешу благословить –

Подруга матери моей.

Я вам желаю долгих дней

И счастливо их всех прожить.

Пусть даст Татьяна вам Святая

Земную радость бытия,

А после – здесь добавлю я –

И чудеса и вечность Рая.

 

#85 К Феодоровской Иконе Божией Матери.

Посвящается Феодору Кирилловичу Тюрину.

Тебе - Заступнице Царей-

Я отдаю сего младенца,

Покуда чисто его сердце

И полно славою Твоей.

Возьми его в благую длань,

Благословляй его вседневно –

И век его пройдет безгневно

И он воздаст благую дань.

 

#86 Татьяне Ивановне.

Вы стали ангелом для внуков –

Они оценят этот дар,

И не коснется их кошмар

Сей жизни, и любви наука,

Преподанная вами им,

Поможет им путем святым

Пройти свой век земной. А там –

Всем восхожденье к Небесам.

 

#87 Тете Ирине Олеговне.

Сестрица Матери Моей,

Вот вам привет моих речей.

Вы не забыли нас в печали,

И вместе Маму провожали

Мы в путь последний гробовой.

Я благодарен вам душой.

И чаю Царствия Небес

Для ваших сердца и очес.

 

 

 

 

 



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Flag Counter