Сергей Стрельцов.

Пиитическое дело №2.

 

0001 Старцу Паисию.

И ты благословил Россию

С Афонской горней высоты.

Ты нам писал, читали мы

Твои глаголы всеблагие.

Теперь ты спишь покойным сном;

Твой гроб благоухает Раем.

И жизнь предивная земная

Твоя навек застыла в нем.

                   28 января 2008.

 

0002

Моя поэзия не в стиле,

Не в разрешении имен.

И, может быть, я не умен,

Но Бог является мне в силе,

Когда пою, когда молчу,

Когда я плачу и сгораю

Страстями новыми, я знаю,

Что свыше милость получу.

                   28 января 2008.

 

0003

Я долго Пушкина бранил;

За что? теперь уже не знаю.

Но как икону почитаю

Его портрет. Он освятил

Мне речь родную. Ей плененный

Я лиру рано в руки взял

И к Богу вышнему воззвал,

И Небу внемлил удивленный.

                   28 января 2008.

 

0004

Поэт Поэтович Поэтов,

Певец вопросов и ответов,

Хорошей кухни, добрых вин,

И он не дожил до седин.

Страдал любовью разделенной

На многих женщин и в тоске

Он плел глаголы на листке,

Дивяся славе совершенной.

                   28 января 2008.

 

0005

Я знал, что долго проживу –

Достаточно, чтоб состояться

В любви к Отечеству. Признаться,

Им часто грезил наяву.

Но вот умру, и скажут мало

Он пел для нас. Что песнь его?

Он не оставил ничего

Из таин, что душа узнала.

                   28 января 2008.

 

0006

                   Exegi monument…

                   Quintus Horatius Flaccus.

                   Ad Melpomenen (III, 30).

Я не молился Мельпомене,

Я не Гораций, я Стрельцов.

И не узнал меня в измене

Своим святыням край отцов.

Но доброй лирой сладкогласной

Я сердце ближних забавлял,

И Небо пеньем прославлял,

Ища любови ненапрасной.

                   28 января 2008.

 

0007

Кто к поэтическому благу

От лет младенческих привык,

И ценит праведный язык

И чувств спокойство и отвагу

Изречь томящимся умам

Столь долгожданную свободу,

И правду возвестить народу,

И изъяснить наш жребий нам –

Тот постигает, что поэт –

Певец таинственных примет.

                   29 января 2008.

 

0008

Прощай, вино! Нектар любви

И тайн сердечных впечатлений,

И дружества веселый гений,

И лекарь старческой крови.

Прощай! Пора тебя забыть,

Предаться трезвости всегдашней

И отшатнуться бесшабашной

Заветной чаши и – творить!

                   29 января 2008.

 

0009

Я долго пел любовь и страсти,

И услажденье тихих нег,

Но младость отошла, как снег,

Растаяв вдруг в лихом ненастье.

Теперь пора мне петь покой;

Листать Псалтирь для вдохновенья;

Искать святого откровенья;

И чаять старости святой.

                   29 января 2008.

 

0010

Сребристы струи водопада

Уже спешат со горных круч,

На них играет солнца луч,

И путник не отводит взгляда.

Он зрит в туманной вышине

Ледник суровый вековечный,

Откуда к нам струей беспечной

Вода лиется по стене.

                   29 января 2008.

 

0011

Полно думать, что минуем

Без следа мы на земле,

Что растает век во зле

И нужде, что мы пируем

Лишь за тем, чтоб позабыть

Смерть, что ждет нас недалече,

Что печали не излечим

Намерением любить.

                   29 января 2008.

 

0012 Вадиму Полянскому.

На веки вечные прости и с тем – Прощай!

Ты говорил, что сбудется нам злое.

Но век наш пуст и сердце ретивое

Уже не просит слова невзначай.

Оно молчит, все видев, испытав,

Узнав и сладость счастья и невзгоду.

Ты там, я здесь – и к общему исходу

Спешу вседневно, не взыскуя прав.

                   29 января 2008.

 

0013

Я бранной чаши миновал,

И не бывал в сраженье шумном,

Но не за тем, чтобы признал

Себя негодным и безумным.

Я был в войсках, носил погоны,

Два года отдавал свой долг,

Но не был я приписан в полк,

Где знали кровь и смерть, и стоны.

                   29 января 2008.

 

0014

Что впереди – проклятье ада?

Иль слава вечная Небес?

Похитит ли меня злой бес?

Иль примет ангелов отрада?

Я думаю, что я спасусь;

Знаменье было мне в крещенье.

Мой Бог исполнил искупленье

И я его не отлучусь.

                   29 января 2008.

 

0015

В тихом уголке моем

Чай, пирог из ежевики

И икон святые лики,

Книги, лампа над столом,

Пыльный ноутбук, молитвы

И всегдашние стихи,

Что обычны и плохи

И читателем забыты.

                   30 января 2008.

 

0016

Стихи, стихи, стихи – что в них такого?

Иль разум новый? Нет, ничто не ново.

Иль сладость дивная, но нет – не все сладки.

Иль упоение любви или тоски?

Что в них, друзья, спрошу вас. Отвечайте!

Или родиться им не позволяйте.

Создайте новый праведный закон,

Чтоб от стихов нас ограждал и он.

Иль нам нужны рифмованного бреда

Слова бессвязные, чтоб клеилась беседа?

Иль нам необходимы сочетанья

Избитых рифм для братопочитанья?

Что в них? Ответьте мне! Скажите что-нибудь

И вдохновенью укажите путь.

                   30 января 2008.

 

0017

Когда под грозной бурею небес

Смиренно лягут золотые нивы,

Когда ручьи умолкнут говорливы,

Под льдом укрывшись от очес,

Когда сокроется уже весною

Жемчужный снег на улице моей,

Когда исчезну я среди людей?

Куда пойду своей стезею?

                   30 января 2008.

 

0018

Я смерти ждал из года в год,

Но вот она не приходила.

Но вдруг жизнь в сердце забурлила

И стала как медовый сот

Сладка. И вдруг я ей поверил,

Предался нежно и ожил,

Врагов надменных полюбил

И разум вдохновенью вверил.

                   31 января 2008.

 

0019

Мой друг, открою вам секрет:

Я глуп и неучен, и скучен,

И всякой рифмой злополучен,

И лишь по случаю поэт.

Что делать? Да, все так. Однако,

Вы удивляете меня,

Когда стихи мои браня,

Меня не проклянете всяко.

                   31 января 2008.

 

0020

Туман оденет поле ризой,

Вдыхая дольний аромат.

Лишь звезды в этот час не спят,

   Да Паша с Лизой.

Они толкуют о любви,

Встречаясь взглядом, умолкают,

Себя счастливцами считают

   Они одни.

                   31 января 2008.

 

0021

Я понял поздно, что тружусь

Над одою своей напрасно.

И что умрет она безгласно,

Но право не того стыжусь.

Я думаю, мой грех не в том,

Что я писал и пел, и ждал

Одеться в славу, и алкал

Отчизне первым быть певцом.

                   31 января 2008.

 

0022 Ода на Псалтирь.

Сложился стих из многих слов.

Он обо всех и обо всем.

Он счастлив в житие своем.

Он сам себе очаг и кров.

Он любит Бога и людей.

Он благодарен им за все.

И место в вечности свое

Нашел средь ангельских речей.

                   31 января 2008.

 

0023

Любовь – опасная игра.

Ее то хвалят, то бранят,

То поощряют, то громят.

Она как порох и искра,

Что вместе сердце разорвут

На тыс'чу маленьких кусков.

Кто не любил, тот бестолков,

Тот ничего не понял тут.

                   31 января 2008.

 

0024

Полно, полно сокрушаться,

Что минули наши годы.

Мы отведали невзгоды –

Вот и время утешаться.

Нам любовь еще случится,

Но теперь к пределам горним.

Зла злодеям мы не помним,

С ними мы спешим мириться.

                   31 января 2008.

 

0025

Сладкозвучные поэты

Лишь за тем на свет родятся,

Чтобы после прославляться

В злато и порфир одеты.

На земле их презирали.

Назианзен с Златоустом

Предавались высшим чувствам

И писали, и писали.

                   31 января 2008.

 

0026

Есть Бог любви, но нет призренья бога.

Есть Бог заботы, правильного слога,

Есть Бог детей, отцов и матерей,

Старух и стариков, и всех семей.

Но нету бога ненависти злобной,

Дышащей желчию своей утробной

В лицо невинным. Нет совсем его,

Иное право наше Божество.

Есть церковь единенья – нет раздора.

Кто не согласен – убедится скоро,

Что нет пророка без святой мольбы,

Как нет вина нам вовсе без воды.

                   31 января 2008.

 

0027

Как надо мне любить тебя еще,

Отчизна милая! – твои леса и нивы,

Малинники и заросли крапивы –

   Свободно, сладко, горячо.

Чтоб враг уже не сделал нас рабами

Алчбы безбожья своего вовек.

И чтобы видел всякий человек

   Твою любовь под Небесами.

                   31 января 2008.

 

0028 Эпилог.

                   Go, little book, from this my solitude!

                   Southey.

Пора кончать мне книгу эту

И отправлять ее по свету

Туда, сюда. Пусть Интернет

Пришлет мне на нее ответ.

Пускай читатель благосклонный,

Туфлей качая полусонной,

Ее хоть раз перелистнет.

Но что он в ней себе найдет?

Забавы ль глупые и злые?

Иль славу новую России?

Или кровавые грехи?

Или хорошие стихи?

Не ведаю, и закрываю

Сей лист; что книгу ждет не знаю,

Но уповаю, что найдет

Она и вздох и переплет.

                   31 января 2008.