Сергей Стрельцов.
Николя сын Коломбо.
Поэма
.

Son humeur est contraire à la mélancolie.

Marivaux.


Люби, Читатель, скорбные Пути!
Они
нас учат Истинной Святыне.
Пусть Жизнь прожить не Поле перейти
И здесь — и инуде, на Родине, в Чужбине,
на Небе и в Аду. И как найти
нам Путь Спасительный и ныне и отныне?
Чтоб
устремиться этою Тропой
туда, туда, где мы найдем Покой.

И что Покой? Забота о Небесном?
Иль
Горесть Вечная? Иль Сладостная Тень?
Не
разобрать пока! И Словом, но не лестным
стремлюсь к нему, превозмогая Лень,
и
обретаю Образом чудесным
я Древо Памяти, но срублено под пень
оно и склеротическим Туманом
и всех Мечтаний Разума Обманом.

Смиренным посвящаю этот Стих.
Их любит Бог и их Народ не любит.
Их Утешение Достоинство Святых,
Которого Ничто уж не погубит,
и, мой Рассказ среди Октав простых,
пусть их Благословеньем Добрым будет:
Рассудку Новому и Поколеньям Новым
Явленьем Вдохновенья Несуровым.

Что Вдохновение? Таинственное Пламя,
живущее
у Праведных в Душе.
Оно, нам промышлявшее Веками,
осталось прежней Тайной. Не во тще
Совет Творца, взыскующий Сердцами,
но
Чистыми, что Драгоценны все
для Неба Вечности, для Царства Всеблагого,
для Бога Радости Веселия Святого.

Веселия и Радости Земных
превозмогает только Ум Небесный.
И эта Повесть краткая о них,
среди ее Октав совсем не пресных,
замолвит здесь теперь хотя бы Стих
перед Читателем для Нужд Небезызвестных,
велящих присно Сердцу моему
быть Другом только Доброму Уму.

Итак, к Сюжету! Повесть сотворю
я Дням Земным Прекрасного Героя!
Он
юн и свеж! И что я говорю?
Он
обретёт Спасение Святое,
Он Сын Коломбо, и его люблю
за Доброту и Веру! Что такое
и Доброта и Вера возвещает
он там, где этого Никто не понимает!

Вы
помните — Коломбо был убит,
А Фатима-Светлана уцелела,
бежала в Англию — где вот она родит
ребенка от Коломбо — там успела
она постричься в мантию, забыть
весь Мир и иже с ним. И как хотела
она нашла Быт Тихий и Понятный,
Уютный
иногда, и в общем Благодатный.

Так Фатима-Светлана обрела
себе Чин Ангельский и Милого Младенца.
Он — Николя; она так нарекла
его во Славу Утешенья Сердца.
И Николай Святой в её Дела
вошёл извыше в Чине Самодержца.
И фото келию обклеила Свою
она, признательная Русскому Царю.

Герой мой рос — и вот семнадцать Лет
ему исполнилось. Волнующие Звуки
Музыки новой он принял в Совет
суровой творческой пленительной Науки.
Он пишет Песни, но не жалкий Бред,
но
все о Господе, вздымая к Небу руки,
он с Богом Правды в Гимнах говорил.
О чем же? Да, о том, что он любил!

И матушка, заботясь о Судьбе,
Надежд ее и всей ее Отрады,
направила его в далекий Колледж, где
ему теперь не очень были рады.
И там, где Вдохновенье о Труде
его поет и пишет для услады
Души Молитвенной и Разума Святого,
он встретил Гнев Завистливый Иного.

И тот Иной — Профессор Сатанист —
он видел в Николя Христианина.
Профессор этот лют был и нечист
и ненавидел Славу Божья Сына.
И, видя, что несет Тетрадный Лист
Стихов Николки, он недо-Мужчина
Поэзии не зная Никакой,
был
Alain Alien и Иножды Иной.

Вот Дело к Красной Пасхе, но покуда
еще все Небеса Господни не раскрылись,
наш Николя, таившийся от Люда,
был приглашен Сокурсницей, явились
ему Влюбленность и Благое Чудо,
что Целомудрием назвать бы мы решились.
Короче — перед ним во Цвете Лет
предстала Нежная Юница Николет.

Она взяла себе его Ладонь,
и говорит: «Любимый мой Единый! -
я не таюсь теперь перед тобой,
настал мне Час стать Женщиной хранимой
твоим Ребенком. Будь самим собой.
Я горяча, и пусть не Страстью мнимой
мы проживем, но Истиной Любовью
не ведомой Презренью и Злословью.»

И Ночь Любви в той самой Тесной Кельи
нашлась она что сделать, что сказать.
И что о Ласках много, в Доброй Вере
они слились, чтоб Праведно Зачать.
И вот Николка для Высокой Цели
Плод Чистый святит Господа познать.
Они расстались рано Утром, обещая
Друг Другу Верность Вечности и Рая.

Итак, зачав Дитя в Пасхальный День,
они расстались, Радостью Святою,
открыв себе Секрет, и он несть Тень,
но Свет Великий и Завет к Покою,
и он Трудами побеждает Лень
отбросить Лишнее и быть самим собою.
Любовь! Любовь! Что много говорить,
когда
уж к нам пришла Пора Любить!

Профессор, о котором я писал

в ту Ночь не спал и всё точил свой Нож;
безумный он уж Сердцем возмечтал,
как Николя убить. И Ужас, Дрожь,

и Мерзость Дикая, и самый Злой Ваал —
всё здесь смешалось. Но уж что возьмешь
с того, кто хочет в Жертву предложить
Богам Европы то, что жаждет Жить.

Итак, Профессор Злой и Николя
сошлись на Кампусе, и Острый Нож вознесся.
Кровь хлынула на Землю, и Земля
ее лобзала. И сияло Солнце.
И Славе Вечной сочетаю я
Любовь Младых. И может быть найдется
моей Поэме Правильный Финал,
которого
Читатель долго ждал.

К Родителям вернулась Николет,
там родила и Музыку забыла,
забыв себя. И юный жизни Свет
она Заботе о Ребенке посвятила.
И что мне петь еще. Финал грядет.
И вот он здесь. Таинственная Сила
его советует Поэту Вечность Славы,
с
которой все мы Праведны и Правы.

Полнолуние. 3 часа ночи  19.9.2013 Поливаново