Сергей Стрельцов.
Летний диван.

0001 - Краткое наблюдение о предметах Астрологии и Божественном Провидении
Разноплеменные звезды,
Звезды из разных съединений-
Они заманчиво горды,
Необщий в них светится гений.
Но вот! Едва повеет нам
Своим блаженством Провиденье-
На звезды падает забвенье.
Сему я удивляюсь сам.

0002
Стрижи небесные, теперь друзья мои,
Зачем кричите вы, собравшись шумной стаей,
Над головой моей стремительно летая,
Под крышей гнезда позабыв свои.
Куда исчезните, к каким брегам направив
Свой длинный путь, оставите меня-
Своим мгновеньем кратким позабавив,
Своим стремленьям взоры подчиня?

0003
Метафизические бредни
У
же давно я позабыл;
Уж совершенно к ним остыл
Мой разум. Лишь глагол обедни
Мне ближе- я люблю его
И
в меру сердца соблюдаю;
Еще я много в нем узнаю
Сокровищ века своего.

0004
Мой труден путь, зачем же встав
Раз на него, я не запнулся,
Нигде с судьбой не разминулся,
И соблюдал ее устав.
Так поэтический успех
Теперь мне виден не во славе,
А в упоительной забаве-
Быть искренним, забавя всех.

0005 - Ода к поэту
Приятель- есть тебе занятье,
Чтоб с грешной ум воззрев земли,
Не мешкал средь минутной тли,
Но вечность брал себе в собратья-
И, тихо воцарившись в ней,
Обрел себе покой глубокий,
Стремясь к поэзии высокой-
Великой пажитью своей.

0006
Прекрасны летние туманы,
Что, чуть обняв крылом своим,
Вечерне поле, им самим
У
же не суетно желанны.
Все суеты полдневный жар,
Мечась над нивою, уносит,
И с возвращеньем снова бросит
Он долу их слепой пожар.

0007
Таков— увы! удел поэта:
Едино днем за днем влачить,
Иное миру говорить.
Он примирил судьбой все это.
Талант, что свыше дан ему
Он часто суетно пеняет,
Но лирою овладевает—
И
вещий выход дан уму.

0008
Забвение есть только украшенье,
Что утлый разум приобрел себе—
О
но явилось— как ответ его мольбе—
Стяжать любым обидам всепрощенье.
И, им покрыв свое былое,
Мы провождаем свой досуг
Н
е средь тяжелых сердцу мук,
Но неги иго восприняв благое.

0009
Творить, внимая только Богу—
С
урову вот, и вот не строгу
Средь прочих выгод я избрал
Судьбы неопытный вассал.
Томясь поэзией и прозой,
Мой разум разрешает вдруг,
Как взлет стрелы тяжелый лук,
Обычай слов метаморфозой,
Все превращающей в мираж
Души святого дерзновенья—
С великими пустого пренья
З
а лавр ветхий и не наш.

0010
Атеистическое братство,
Которое сковало мир-
Неисчезающий кумир
Наживы и ее богатства.
Что делать с ним? Как сокрушить
И
ным святое упованье?
Что, изменяя вдруг прозванье,
Все вновь и вновь мешает жить.

0011
Трудиться над стихом приятно.
Упорно облекать его
В то, что подарит Божество,
То внятно, то почти не внятно—
П
овелевая свой глагол
Натруженному миром уху.
Приятное уму и слуху
В
его заботах я нашел.

0012
Поэзия- дыханье Божества,
Она душа и лиры и искусства,
Что исторгает в мир возвышенные чувства
В
порядок новый съединив слова.
И, право, путь откроем вдохновенью,
Неприложим в веках его закон.
Сердцам людей повелевает он
Д
оверить все надежды откровенью.

0013
К
огда-нибудь как Ариосто, Буало и Флакк
Я книгу напишу сатир, чтобы дурак
Надежно был прикован к пьедесталу
На память вечную невеже и нахалу,
Чтоб путь освободить для страсти всеблагой,
Несущей только правду и покой,
Чтоб в мир повеять гением безмерным,
Святым Отцам присущем правоверным,
Чтоб созерцать не идолы вокруг,
А души и сердца мог поколенья друг,
Чтоб поколение само не позабыло,
Что дедам и отцам их было мило-
А именно— всегда хороший стол,
Приличный поп и добрый богомол.

0014 - Послание к другу
Привычно мир перетекая
В
крикливой суетной толпе,
В уединенной ли мольбе,
Под сенью ада или рая,
Что ты находишь пред собой?
Руины дней уже минувших,
Начаток ли созданий лучших,
Иль совершенья час златой?
Ответь! И пусть твоим ответом,
Как благодетельным огнем,
Тот мир, в котором мы живем,
Весь изольется, словно светом.

0015 - К Большевику о цели его жизни.
Викарий сует мировых
И катаклизмов социальных,
Теснитель толп многострадальных
И автор всех клевет своих-
О, Большевик, куда ты метишь:
В герои суетных эпох?
Я вижу— ты куда как плох
И
вряд ли прямо мне ответишь.

0016
Алкид письма, я смело достигаю
Того пером, о чем еще не знаю,
С предчувствием чего едва знаком,
Я указую радостным перстом
Его обличие. И пусть потомство судит,
Что сбудется, иль чего не будет.
Влагая дар свой огненный в слова,
Я напрягаюсь, словно тетива,
И источаю гимны или оды,
Или элегии. Дух северной природы
Во мне кипит, и манит снова в бой—
Б
ез лат и с непокрытой головой
Являюсь я в ристалище поэтов,
Лишь меч со мной, новейший из заветов—
Его в сражении мелькает острие,
Им правит вдохновение мое.

0017 - Послание к Тюрину

Кто ты— иль Wren, или Bernini,

Или Rastrelli для Москвы?

Иль лучше перейти на Вы,

Взывая ко твоей гордыне

Устоев лучших chic и charme

Ты источаешь человеку,

Когда в столицу, словно в Мекку

Теперь ты возвращаешь сам

Венец пророчества о лучшем

Из всех застроенных миров.

К дурному вкусу ты суров,

Но мягко судишь о заблудшем.

 

0018

Чтоб у проклятой самой скуки

Нас Irish Pub взял на поруки

Не много надо приобресть:

Во-первых— деньги, после честь.

Где Guinness хладною волною

Спешит наполнить сам собою

Неторопливые уста-

Там метафизика проста.

И там, где пьянка до зари

Я счастлив, как не посмотри.

0019
Как хлеба черствого краюха,
Что засидела как-то муха—
С
тихи советских прошлых лет
Полны томительных примет.
В них приглушенно вдохновенье
Вселенной ведает о том,
Что, где повеет воздух тленья,
Мы счастия не обретем.

 

Савостино. Первые числа Августа 2002.



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Flag Counter